Inside_content_bg_top
Inside_content_bg_bottom

Исследование Вернуться к списку »

«Правительство Ельцина-Гайдара» (6 ноября 1991 – 15 декабря 1992)

Значение, роль и смысл деятельности «Правительства Ельцина-Гайдара» непосредственно связаны с событиями последних дней существования Советского Союза и началом становления независимого российского государства. После попытки государственного переворота в СССР в августе 1991 года и быстро развивавшейся ситуации коллапса союзной экономики Президент РСФСР Борис Николаевич Ельцин получает в ноябре 1991 года от пятого Съезда народных депутатов РСФСР чрезвычайные полномочия в области экономической политики и, в частности, право совмещать должности президента и главы правительства. Сформированное им правительство, которое тогда чаще называли «правительство реформ», начинает реализацию комплекса радикальных экономических реформ, связанных с быстрым переходом к рыночной экономике. Этот комплекс мер был разработан Егором Тимуровичем Гайдаром, который с июня 1992 года становится исполняющим обязанности председателя российского правительства. Поэтому в современной историографии, чтобы подчеркнуть роль Б.Н. Ельцина как политического лидера перемен, и роль Е.Т. Гайдара как идеолога экономических преобразований «правительство реформ» принято также называть «Правительством Ельцина-Гайдара».

Политическая и экономическая ситуация в СССР осенью 1991 года была критической. В августе 1991 года в Москве произошли события, которые сделали распад Советского Союза необратимым.  Неудавшийся государственный переворот в СССР 19–21 августа 1991 года стал последней попыткой консервативных кругов высшей коммунистической власти угрозой силы стабилизировать ситуацию в стране и сохранить статус-кво. Важнейшей целью участников переворота было сохранение СССР в его неизменном виде. На деле эта попытка обернулась против своих инициаторов.  Провал попытки переворота не только продемонстрировал, что политическое время советских консерваторов закончилось, но также значительно ускорил и сделал необратимыми именно те процессы, которые они пытались таким образом остановить. Угроза насильственного сохранения прежней коммунистической системы власти в СССР вызвала взрывное «бегство» союзных республик от Центра. Только в период с 20 по 31 августа в той или ной форме решения о своей государственной независимости (т.е. о выходе из СССР) принимают сразу восемь союзных республик. Среди них: Эстонская Республика, Латвийская Республика, Украина, Республика Беларусь, Республика Молдова, Азербайджанская Республика, Республика Кыргызстан и Республика Узбекистан. К концу октября 1991 года в составе Союза Советских Социалистических Республик юридически останутся только две республики: Казахская ССР (Казахстан) и РСФСР (Россия). Прекратилась деятельность практически всех органов государственной власти Советского Союза. Вместо Кабинета Министров СССР создается Комитет по оперативному управлению народным хозяйством СССР. В период с 22 августа по 2 октября 1991 года полностью распадается основа советской системы власти и управления - Коммунистическая партия Советского Союза. По инициативе Президента СССР Михаила Сергеевича Горбачева была приостановлена деятельность КПСС на всей территории СССР, учреждениям банков запрещено проведение всех операций с денежными фондами КПСС. В свою очередь, в союзных республиках проходят процессы департизации – запрета или приостановления деятельности республиканских комитетов Коммунистической партии СССР, или выхода Компартий союзных республик из состава Коммунистической партии СССР.

Что касается экономики, то обвальное «бегство» союзных республик от союзного Центра после попытки государственного переворота окончательно похоронило надежды на реализацию хотя бы какого-нибудь плана стабилизации экономики СССР. Возможности государства сохранять объемы промышленного производства и уровень государственных поставок сокращались, буквально, на глазах. Например, по итогам реконструкции государственных доходов и расходов, проведенной профессором С.Г. Синельниковым (Мурылевым), бюджетный дефицит СССР к концу 1991 года сравнялся с аналогичным показателем времен Великой депрессии в США и достиг почти 31% валового внутреннего продукта. В конце 1991 года инфляция составляла до 25% в неделю. Внешний долг СССР к концу 1991 увеличился почти до 84 млрд долларов США, а внутренний долг СССР превысил 5 млрд долларов США, в частночти, почти все валютные средства союзных предприятий на счетах в государственных банках были попросту "использованы" на текущую деятельность союзного правительства. Председатель Правления Госбанка СССР Виктор Владимирович Геращенко в ноябре 1991 года докладывал Президенту СССР М.С. Горбачеву о том, что в октябре 1991 года выяснилось, что официальные золотые резервы СССР не превышают 240 тонн, и что их величина примерно в 10 раз меньше, чем монетарные резервы Франции и Швейцарии. В канун зимы большинство регионов центральной части Советского Союза, преимущественно республики, края и области РСФСР, столкнулись с прямой угрозой паралича систем жизнеобеспечения и практически полным отсутствием товаров массового потребления. Сохранение фиксированных цен на фоне растущего спроса вело к эскалации бартерных отношений между секторами экономики. Уже в октябре всем стало окончательно ясно, что Россия должна незамедлительно начинать собственные реальные экономические реформы.

В этих критических условиях политическая инициатива окончательно переходит к Президенту РСФСР Б.Н. Ельцину, который сыграл решающую роль в пресечении попытки государственного переворота в СССР. Экономические идеи и политические решения осени 1991 года формировали своеобразный «коридор возможностей», в пределах которого каждая бывшая союзная республика выбирала в этот период траекторию своего дальнейшего движения. Вместо попыток реформирования социализма, а затем спасения СССР от распада, на передний план выходила новая задача – поиска своего места в мире без коммунизма. В случае РСФСР ситуация осложнялась тем, что на российское руководство легла вся полнота ответственности за состояние дел в союзном народнохозяйственном комплексе. А состояние экономики требовало немедленных и решительных действий. Под руководством Президента РСФСР Б.Н. Ельцина, чья популярность и международный авторитет были высоки как никогда, в России была начата практическая работа по запуску радикальных экономических реформ, которые так и не состоялись в СССР. В конце 1991 года российская власть была, в принципе, едина в отношении необходимости проведения именно радикальных экономических преобразований. С точки зрения макроэкономической теории, в ситуации, когда масштабный социальный кризис становится самоподдерживающимся, а стандартные способы воздействия оказываются неэффективны, в ход идут так называемые «шоковое методы». Именно такой комплекс прагматических идей, близкий польскому варианту «шоковой терапии», и был предложен Е.Т. Гайдаром. Реформы предполагалось провести в два этапа: сначала должны были быть сняты практически все ограничения рынку для того, чтобы запустить механизмы саморазвития экономики, а на следующем этапе государство должно было вернуться, чтобы исправить обнаружившиеся «провалы рынка». Как бы сегодня не оценивались причины и последствия социально-экономических реформ, но на рубеже 1990-х годов, и жители страны в целом положительно воспринимали идеи «демократизации» и «либерализации». Например, по данным мониторинга общественного мнения ВЦИОМ, в течение лета 1991 года около 65% населения СССР в целом поддерживали переход к рыночной экономике и более 37% требовали немедленный роспуск КПСС.

При этом речь не шла о создании очередной программы экономических реформ. На это не было ни времени, ни желания после неудач с программами реформ союзной экономики в 1990 году. В сложившихся условиях особых альтернатив не было: либо в рамках традиционного советского подхода, связанного с использованием административных методов в экономике, попытаться сначала «силовым образом» стабилизировать экономическую ситуацию (именно такой способ предлагал, например, один из руководителей последнего советского правительства В.И. Щербаков, когда рассматривал модель «управляемого кризиса» летом 1991 года), либо в формате «шоковой терапии» сразу начать ускоренные рыночные реформы, понимая, что они сами по себе со временем выступят фактором экономической стабилизации. Однако, и тот, и другой сценарии несли свои риски. Вариант административной стабилизации было трудно реализовать в короткие сроки, поскольку Россия еще только начинала строить свою суверенную государственность и не имела необходимых институциональных структур. Вариант «шоковой терапии» мог быстро перевести экономику в новое состояние, но то, что получится, было трудно оценить заранее, прежде всего из-за высокой степени монополизации народнохозяйственного комплекса. Наконец, из польского опыта радикальных экономических реформ 1990-1991 годов также было ясно, что неизбежный при либерализации быстрый и масштабный скачок цен больно ударит по населению, что может подорвать базу политической поддержки реформаторов.

Вообще, в истории появления «Правительства Ельцина-Гайдара» присутствует много случайностей и знаменательных совпадений, знание которых позволяет понять каким образом был сделан окончательный выбор. После августовского путча вся полнота власти на территории РСФСР переходит к российскому руководству во главе с Президентом РСФСР Б.Н. Ельциным. Основной политической интригой этого периода становится вопрос о кандидатуре руководителя нового российского правительства и выработка российской программы неотложных экономических реформ. Дело в том, что 24 августа 1991 года И.С. Силаев, прежний председатель Совета Министров РСФСР, был назначен Президентом СССР М.С.Горбачевым на пост председателя, созданного вместо дискредитировавшего себя советского правительства, Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР. Заместителями И.В. Силаева стали А.И. Вольский, Ю.М. Лужков и бывший российский вице-премьер Г.А. Явлинский. Президент РСФСР Б.Н. Ельцин решает «взять паузу», откладывает решение вопроса о новом главе правительства и поручает Государственному секретарю РСФСР Геннадию Эдуардовичу Бурбулису на время своего отпуска в Сочи подготовить предложения по восстановлению управления народным хозяйством и неотложным мерам в экономике. В это время Г.Э. Бурбулис отвечал за функционирование Государственного Совета РСФСР, объединявшего ключевых министров российского правительства и государственных советников Президента РСФСР в целях разработки программ конкретных действий. В 1991 году советником самого Г.Э. Бурбулиса работал ученый-экономист Алексей Леонардович Головков, в частности, обеспечивший выдвижение и избрание в 1989 году народного депутата СССР от АН СССР академика А.Д. Сахарова. Именно А.Л. Головков организует встречу Г.Э. Бурбулиса с Е.Т. Гайдаром, на которой последний предлагает использовать в интересах российских реформ потенциал возглавляемого им независимого Института экономической политики АНХ и АН СССР. Кроме того, А.Л. Головков предлагает Г.Э. Бурбулису сориентировать группу экономистов во главе с Е.Т. Гайдаром на быструю подготовку проектов конкретных экономических решений будущего российского правительства отложив вопрос о кандидатуре главы правительства на усмотрение Б.Н. Ельцина. Впервые появляется идея о том, что в условиях безусловного политического лидерства Президента РСФСР в структуре нового Совета Министров следует предусмотреть, по крайней мере, двух заместителей, один из которых должен сосредоточится на политических вопросах, а другой – на руководстве финансово-экономической сферой. Важность «политического блока» правительства была обусловлена тем обстоятельством, что в то время в Совет Министров РСФСР по должности входили президенты и руководители правительств республик в составе РСФСР. Поскольку «финансово-экономический зампред» должен был обладать в период реформ большими полномочиями, его нередко называли, по замечанию Александра Николаевича Шохина, «экономическим царем». И если вокруг должности предполагаемого политического заместителя главы правительства развернулась ожесточенная борьба нескольких претендентов, то вопрос о том, кто станет «экономическим царем» мог решить только Президент РСФСР.

По стечению обстоятельств, в августе в маленьком городке Альпбахе в Австрийских Альпах проходил ежегодный летний европейский форум по актуальным проблемам политики, экономики и науки. Понятно, что события в СССР стали главной темой дискуссий на форуме. По мнению большинства советских участников форума в Альпбахе, возможности для реформирования союзной экономики оказались исчерпаны полностью и в условиях неизбежной суверенизации союзных республик была нужна программа радикальных экономических реформ в расчете на экономику РСФСР. При этом Россия, чтобы выжить, должна была стать лидером преобразований и взять на себя (частично или полностью) ответственность по всем иностранным обязательствам союзного правительства. Эти идеи были сформулированы советскими участниками форума экономистами П.О. Авеном, С.А. Васильевым, С.Ю. Глазьевым, Д.С. Львовым, А.В. Улюкаевым, А.Б. Чубайсом и А.Н. Шохиным в специальном документе, который в последствии был опубликован в "Независимой газете" и получил неформальное название «Альпбахской декларации». После возвращения Президента РСФСР из Сочи в начале октября 1991 года происходит встреча Б.Н. Ельцина с Г.Э. Бурбулисом и Е.Т. Гайдаром. Идеи, положенные в основу «Альпбахской декларации», и разработанный Е.Т. Гайдаром с единомышленниками перечень неотложных мер и проектов документов вызывают интерес Б.Н. Ельцина. По итогам этой встречи Е.Т. Гайдару и его группе поручается также заняться подготовкой материалов специального выступления Президента РСФСР на Пятом Съезде народных депутатов РСФСР, посвященном социально-экономическому положению в стране. Позднее Б.Н. Ельцин так вспоминал об этом периоде: «Я не претендую на то, чтобы говорить о философии экономической реформы. Но хотел бы подчеркнуть некоторые штрихи, особенно важные для меня. Ни одна реформа в России никогда не была доведена до конца <…> Сделать реформу необратимой – такую цель я ставил перед собой. Мощь и сила экономического сдвига должна была совпадать по резонансу с грандиозными политическими изменениями. И вот тогда нас уже не остановить. Тогда вслед за нами обязательно придут другие, которые доделают все до конца, продвинут страну к процветанию <...> Конечно, я не считаю Гайдара доктором, который вылечил нашу экономику. Но и знахарем, который ее окончательно доконал, не считаю тоже… Роль Гайдара заключалась в том, чтобы резко поднять нашу парализованную экономику, заставить работать ее жизненные центры, ее ресурсы, ее организм. Пойдет – не пойдет? Довольно жестоко. Но необходимо. Пока другие врачи спорили о методах лечения, он вытащил больного из постели. И, по-моему, больной пошел».

Официальной точкой отсчета начала деятельности «Правительства Ельцина-Гайдара» стал Пятый Съезд народных депутатов РСФСР, точнее, его вторая часть, которая состоялась в конце октября – начале ноября 1991 года. В своем выступлении на съезде 28 октября 1991 года Президент РСФСР Б.Н. Ельцин объявляет о начале радикальных экономических реформ и формулирует основные этапы конкретных действий. Он, в частности, говорит: «Я обращаюсь к вам в один из самых критических моментов российской истории. Именно сейчас определяется, какой будет Россия… в последующие годы и десятилетия, как будут жить нынешнее и другие поколения россиян. Обращаюсь с решимостью безоговорочно встать на путь глубоких реформ и за поддержкой в этой решимости ко всем слоям населения. Настало время принять главное решение и начать действовать. Провал антиконституционного переворота оказался провалом для всей тоталитарной системы, основанной на диктате КПСС и господстве консервативного центра! Репрессивная система управления опустошила Советский Союз, разрушила его экономику и рассыпалась сама <…> В новой ситуации особенно ярко проявились слабость российской государственности и вынужденные просчеты в тактике. Ориентиры и цели были выбраны правильно, немало сделано по созданию законодательной базы новой России. Но надо сказать откровенно – мы исходили из того, что, пробивая реформы, нам предстоит длительное противостояние сильному центру. Целый год каждый маленький шаг, даже попытку шага приходилось отвоевывать. После провала путча такая линия изжила себя <…> начинать серьезнейшие реформы в совершенно новой обстановке без подготовки было бы верхом безответственности. Чтобы не превратить реформы в авантюру, чтобы не провалить их, нужно было взять паузу. Внести значительные коррективы в нашу тактику, в характер и последовательность действий. Было много встреч со специалистами. Были острые споры, глубокие размышления и сомнения. Теперь все осталось позади. Заявляю, как Президент Российской Федерации – сегодня выработаны конкретные меры по осуществлению пакета реформ. Период движения мелкими шагами завершен. Поле для реформ разминировано».

Делегаты Съезда народных депутатов РСФСР соглашаются с оценкой Б.Н. Ельцина социально-экономического положения в РСФСР и принимают постановления «Об организации исполнительной власти в период радикальной экономической реформы» и «О правовом обеспечении экономической реформы». В этот же день съездом, кстати, утверждается новый Государственный флаг РСФСР – бело-лазорево-алый. В соответствии с решениями съезда, Президенту РСФСР Б.Н. Ельцину до 1 декабря 1992 года были предоставлены чрезвычайные полномочия в области экономической политики. Он получает право не только совмещать должности президента и главы правительства, но и самостоятельно (без согласования с Верховным Советом РСФСР) решать вопросы организации органов исполнительной власти, издавать указы, имеющие силу законов в области экономической реформы в РСФСР.

В сложившихся условиях вопрос формирования правительства зависит только от Президента РСФСР, но Б.Н. Ельцин опять берет небольшую паузу. Дело в том, что к этому времени из всех возможных претендентов на руководство «политического блока» правительства только Г.Э. Бурбулис располагал профессиональной экономической командой во главе с Е.Т. Гайдаром, которая имела детальный план действий, уже согласованный в основных чертах с Президентом РСФСР и одобренный делегатами съезда. В то же время в тогдашнем ближайшем окружении Президента РСФСР у Г.Э. Бурбулиса, руководившего успешной избирательной компанией Б.Н. Ельцина, были многочисленные противники, недовольные его «слишком быстрым» карьерным ростом.  Наиболее влиятельным среди них в то время был Руслан Имранович Хасбулатов, наконец, ставший 29 октября 1991 года Председателем Верховного Совета РСФСР. После избрания Б.Н. Ельцина Президентом РСФСР сразу не удалось решить вопрос о новом Председателе Верховного Совета РСФСР. Это решение было отложено на осень, когда должна была состояться вторая часть Пятого Съезда народных депутатов РСФСР. Все это время Р.И. Хасбулатов исполнял обязанности Председателя Верховного Совета РСФСР и руководил работой его Президиума. После ухода И.С. Силаева в Совете Министров РСФСР образовался вакуум власти, которым и воспользовался Р.И. Хасбулатов, начав «перетягивать» ряд функций Совета Министров РСФСР в Президиум Верховного Совета РСФСР. Собственно, усиление вакуума исполнительной власти и стало для Б.Н. Ельцина основным аргументом при назначении в сентябре 1991 года своего земляка Олега Ивановича Лобова исполняющим обязанности Председателя Совета Министров РСФСР. В свою очередь, именно желанием «затормозить» выдвижение Г.Э. Бурбулиса объясняются и многочисленные нападки Р.И. Хасбулатова на Е.Т. Гайдара и его коллег, которых, с легкой руки спикера, тогда часто называли «завлабами в коротких штанишках». Накал страстей был настолько силен, а ставки так высоки, что 2 ноября 1991 года Е.Т. Гайдар сообщает своим коллегам, что их совместная работа над программой реформ закончена, и правительство будет формироваться без них. Для Б.Н. Ельцина в то время было важно остаться «над схваткой» своих собственных политических соратников, поэтому он решает напоследок поискать авторитетную фигуру на пост главы российского правительства, с которой будут вынуждены согласиться все. В частности, по его поручению 3 ноября 1991 года Г.Э. Бурбулис проводил на эту тему консультации с Г.А. Явлинским, который тогда считался идеологом экономических реформ в СССР и работал вместе со своими коллегами и учеными Гарвардского университета над новой программой союзных реформ «Согласие на шанс». Однако бескомпромиссная позиция Г.А. Явлинского, упорно настаивавшего на своей идее Экономического союза бывших советских республик, положенной в основу программы "500 дней", а также его ставка на административные структуры союзного Центра для проведения экономической стабилизации становятся для Б.Н. Ельцина последним доказательством неизбежности собственного участия в деятельности нового российского правительства.

6 ноября 1991 года Президент РСФСР Б.Н. Ельцин подписывает указы «О реорганизации Правительства РСФСР» и «Об организации работы Правительства РСФСР в условиях экономической реформы», в соответствии с которыми лично возглавляет и формирует новое Правительство РСФСР – «правительство реформ». Первым заместителем Председателя Правительства РСФСР становится Государственный секретарь РСФСР Г.Э. Бурбулис, заместителем Председателя Правительства по вопросам экономической политики Е.Т. Гайдар, а заместителем по вопросам социальной политики А.Н Шохин, который с 26 августа 1991 года уже работал Министром труда в прежнем Совете Министров РСФСР. Поскольку все содержательные разработки по вопросам деятельности правительства были уже сделаны (и даже одобрены делегатами Съезда народных депутатов РСФСР), возникает своеобразный «оргкомитет» по формированию персонального состава нового российского правительства. Во главе «оргкомитета сам Б.Н. Ельцин, его заместитель Г.Э. Бурбулис и Государственный советник РСФСР по правовым вопросам С.М. Шахрай. В свою очередь, Е.Т. Гайдар и А.Н. Шохин представляли «оргкомитету» проекты кадровых указов, которые после обсуждения подписывались Президентом РСФСР. В частности, в рамках такой процедуры 11 ноября 1991 года Е.Т. Гайдар был назначен также Министром экономики и финансов РСФСР, а А.Л. Головков – руководителем Аппарата Правительства РСФСР.

Команда «молодых реформаторов» во главе с Е.Т. Гайдаром, составлявшая экономический блок ельцинского «правительства реформ», намеревалась осуществить первоочередной комплекс макроэкономических мер, близкий к тому, что был реализован в 1990 году Лешеком Бальцеровичем (Balcerowicz, Leszek) в Польше и в 1991 году будущим Премьер-министром Чешской Республики Вацлавом Клаусом (Klaus, Václav) в Чехословакии. Команда Е.Т. Гайдара адаптировала уже известный план мер макроэкономической политики для решения трех неотложных задач. Речь шла о необходимости проведения первой в истории РСФСР либерализации экономики (прежде всего, цен и внешнеэкономической деятельности), макроэкономической стабилизации (денежной и бюджетной), а также приватизации как ключевой институциональной задачи, расширяющей число участников экономической деятельности и открывающей дорогу структурным преобразованиям в экономике. Предполагалось, что на первом этапе в результате отказа от государственного регулирования цен и заработной платы при одновременном проведении жесткой финансовой политики удастся достаточно быстро стабилизировать экономику и восстановить ее управляемость уже на рыночной основе. «Молодые реформаторы» надеялись, что инфляционный скачок будет непродолжительным.  По их расчетам, в течение 1992 года рост цен должен был резко замедлиться, ситуация товарного дефицита будет в основном преодолена, удастся стабилизировать валютный курс рубля и создать условия для притока в страну иностранных инвестиций, что, в свою очередь, позволит активизировать структурную перестройку экономики. Подобный алгоритм действий в целом удачно сработал и в Польше, и в Чехословакии, поэтому можно было надеяться, что так же получится и в России. Однако если задача либерализации экономики была решена «Правительством Ельцина-Гайдара» практически сразу, то попытки обеспечить экономическую стабилизацию не удались. Борьба за экономическую стабилизацию станет главным вопросом повестки дня и для первого «Правительства Черномырдина» и второго «Правительства Черномырдина», и для «Правительства Кириенко», но, только пройдя через дефолт по внутреннему государственному долгу 1998 года, экономика России сможет, наконец, выйти на траекторию устойчивого экономического роста.

С точки зрения современного понимания особенностей социально-экономического развития страны в условиях масштабных перемен становится ясно, что неудача со с быстрой стабилизацией экономики в первые годы реформ носила объективный характер. Методы макроэкономической политики, составлявшие содержание радикальных экономических реформ, и люди, которые взялись их реализовать на практике, совершенно не соответствовали тогдашнему советскому менталитету. В ряде государств Восточной Европы, прежде всего в Польше, Чехии, Словакии и, частично, в Венгрии, этапу экономических реформ предшествовал длительный (более десяти лет) период постепенных политических преобразований, когда, порой через острый конфликт, происходило согласование интересов основных социальных групп. Причем вектор перемен заключался в безусловном отказе от прежнего, социалистического этапа развития (разумеется, речь шла не о его реальных достижениях, а, скорее, об отказе от системы тотального коммунистического контроля), и в ускоренном возврате в европейскую «семью народов». Фактически вопрос стоял о восстановлении континуитета, прежнего порядка вещей, который продолжал существовать в исторической памяти значительной части населения этих стран. Собственно, радикальные экономические реформы в этих государствах должны были решить подчиненную общей идее перемен задачу ускоренного преодоления сложившихся диспропорций социалистического этапа экономического развития и построения современных рыночных экономик. Этому также должны были способствовать программы помощи различных международных организаций, начиная от Всемирного банка и заканчивая Европейским банком реконструкции и развития. В молодом Российском государстве все было иначе. Резкое ускорение в СССР политических процессов в период перестройки привело к оформлению множества социальных групп, политические и экономические интересы которых, порой, были прямо противоположны друг другу. Воспоминания о прежнем, докоммунистическом этапе жизни России, были полны мифов, а живых носителей исторической памяти почти не осталось. Экономическая ментальность вчерашних советских людей – их стереотипы потребления, представления о приемлемых организационных формах хозяйственной деятельности и нормах взаимодействия хозяйствующих субъектов, особенности трудовой этики и отношения к богатству - соответствовали прежнему типу советской распределительной экономики, и не могли поменяться в один день. 

В то время в условиях существования множества групп интересов и всевластия Съезда и Верховного Совета Российской Федерации центр согласования интересов был смещен в сторону бесспорного политического лидера – Президента Российской Федерации. В итоге российское правительство и его экономическая политика не имели, что называется, собственной «политической площадки» и стали, фактически,  средством политического противостояния оформляющихся ветвей власти. Фундаментальной особенностью начавшегося российского транзита также стал прогрессирующий распад единства всех основных вовлеченных в него социально-политических сил. В условиях исчезновения союзного Центра, противостояние с которым до поры до времени объединяло представителей большинства групп интересов, новые элиты стали предъявлять спрос на свою долю государственных ресурсов и политической власти. Поскольку команда Е.Т. Гайдара в начале своей деятельности не имело никаких других политических ресурсов, кроме личной поддержки первого Президента России, то политический авторитет Б.Н. Ельцина и стал основной «платой» за продвижение экономических реформ. Можно сказать, что в момент начала радикальных реформ были запущены два несинхронизированных друг с другом таймера – экономический и политический. Один отсчитывал последовательность мер макроэкономического регулирования, которые пыталось реализовать «молодые реформаторы», порой не обращая внимания на меняющийся политический контекст. Другой «отщелкивал» неумолимо сокращающиеся возможности политических компромиссов между Президентом и Съездом народных депутатов Российской Федерации. В определенный момент – это произошло в начале зимы 1992 года после срыва летней попытки стабилизации – отсчет политического таймера закончился, и у команды Е.Т. Гайдара просто не осталось времени повторить попытку. 

Условия, в которых начиналась работа «Правительства Ельцина-Гайдара» были следующими:

  • К началу 1992 года Российская Федерация оказалась страной «без границ». Практически вся пограничная и таможенная инфраструктура бывшего СССР располагалась вне государственной территории России. Это привело, в частности, к тому, что в течение I квартала 1992 года экспортные налоги попросту не взимались;
  • Начавшийся де-факто распад советской рублевой зоны не только обернулся «экспортом инфляции» в Россию, но и резко затруднил денежное планирование, поскольку объем реальных обязательств Банка России (прежде всего, количество наличных денег) было очень трудно оценить;
  • В сложившихся условиях оказалось практически невозможным перспективное бюджетное планирование из-за сильной зависимости реальных бюджетных поступлений от уровня инфляции и задержек внесения в бюджет налоговых платежей;
  • Неспособность международных финансовых организаций в силу названных причин отслеживать динамику макроэкономических показателей России привела к тому, что к началу радикальных экономических реформ, в частности, между Российской Федерацией и Международным валютным фондом не было заключено ни одного соглашения о помощи или технической поддержке.

Принято начало радикальных экономических реформ в Российской Федерации связывать с 2 января 1992 года, когда было отменено государственное регулирование цен. Однако на практике основная (и достаточно незаметная для широкой публики) часть работ была выполнена раньше, в ноябре - декабре 1991 года. В конце 1991 года дефицит валютных резервов не оставлял другого выхода, кроме быстрейшей либерализации внешнеэкономических связей (в первую очередь, импорта), чтобы постараться максимально быстро наполнить рынок, как тогда говорили, за счет «децентрализованных источников», т.е. допуска на внешний рынок товаров и услуг новых частных игроков. С этой целью 15 ноября 1991 года Президент РСФСР Б.Н. Ельцин издает указ «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР», на основании которого всем зарегистрированным на территории РСФСР предприятиям (независимо от формы собственности) разрешалось «осуществление внешнеэкономической, в том числе, посреднической, деятельности без специальной регистрации». Были отменены все ограничения на покупку наличной валюты. Также банкам, уполномоченным на ведение валютных операций на территории РСФСР, было разрешено открывать валютные счета всем юридическим лицам и гражданам. При этом иностранная валюта, находящаяся на счетах граждан, должна была выдаваться «по их требованию без каких-либо ограничений и разрешений». Было ясно, что экономическая стабилизация в России невозможна без создания институциональных основ для решения задачи стабилизации национальной валюты, тогда это был советский рубль, и преодоления дефицита государственного бюджета. С этой целью Президентом РСФСР Б.Н. Ельциным 21 ноября 1991 года впервые создается Государственная налоговая служба РСФСР. В течение декабря 1991 года в России устанавливается новая налоговая система и формируется новое налоговое законодательство, связанное с повышением роли косвенных налогов. В частности, принимаются законы РСФСР о налоге на добавленную стоимость, о подоходном налоге, об акцизах, налогах на имущество физических лиц и предприятий, о налогообложении доходов банков и от страховой деятельности, а также о налоге на прибыль предприятий и организаций.  Для скорейшего перехода к смешанной экономике в России начинается практическая подготовка к массовой приватизации. Кстати, первоначальные планы Е.Т. Гайдара были связаны с проведением не ваучерной (т.е. бесплатной), а денежной приватизации для снижения дефицита государственного бюджета. В соответствии с указом Президента РСФСР, государственным органам исполнительной власти РСФСР до 1 января 1992 года поручается провести реорганизацию государственных предприятий и организаций розничной торговли и общественного питания с выделением из их состава магазинов, столовых, кафе, ресторанов и других структурных единиц, и предоставления им прав юридического лица. Верховным Советом Российской Федерации принимается постановление, которое разграничивает всю государственную собственность на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность. Президиум Верховного Совета Российской Федерации также рассматривает и в целом одобряет проект Государственной программы приватизации на 1992 год.  В свою очередь, Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин издает указ об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий. Для создания новой экономической ситуации в аграрном секторе уже к весне 1992 года принимается решение об ускорении земельной реформы. С этой целью в конце декабря 1991 года Президент Российской Федерации подписывает указ «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР». Наконец, для усиления социальной защиты граждан Российской Федерации в условиях грядущей либерализации цен реорганизуется Министерство социальной защиты населения Российской Федерации. Президент Российской Федерации подписывает специальный указ «О дополнительных мерах социальной поддержки населения в 1992 году», в соответствии с которым образуются территориальные и республиканский фонды социальной поддержки населения, а также создаются территориальные службы срочной социальной помощи.

Первым конкретным шагом радикальных экономических реформ в России стала либерализация цен. Политическое решение об этом было принято Президентом РСФСР Б.Н. Ельциным еще 3 декабря 1991 года. В соответствии с указом Президента РСФСР было объявлено, что со 2 января 1992 года «произойдет переход, в основном, на применение свободных (рыночных) цен и тарифов, складывающихся под влиянием спроса и предложения, на продукцию производственно-технического назначения, товары народного потребления, работы и услуги». Первоначально предполагалась отказаться от государственного ценообразования уже 15 декабря 1991 года. Но неотложные политические события, связанные с выходом Украины из СССР и формированием Содружества Независимых Государств, а особенно проволочки с разработкой плана конкретных действий, который был поручен работникам прежнего Государственного комитета СССР по ценам, привели к тому, что сроки либерализации цен было решено перенести на начало 1992 года.

19 декабря 1991 года разработка мер по либерализации цен была завершена. Согласно постановлению Правительства РСФСР, свободными становились примерно 90% оптовых цен и около 80% розничных цен. Ключевой особенностью этого решения стало сохранение государственного регулирования цен на часть продукции производственного-технического назначения и некоторые потребительские товары и услуги, имевшие важную социальную значимость, путем установления предельных коэффициентов повышения цен и тарифов. В частности, для энергоносителей предельные коэффициенты повышения цен были равны: для моторного и котельного топлива – 4,8, энергетического угля, нефти и природного газа – 5, коксующегося угля – 8. В случае потребительских товаров: для хлеба, молочных продуктов, детского питания – 3, лекарственных средств – 4, водки – 4,5, а осветительного керосина – 5. Квартирная плата, включая плату за проживание в общежитиях, была оставлена без изменений. Мотивы такого подхода были вполне понятны. Например, в случае сохранения регулирования цен на энергоносители Министерство экономики и финансов РСФСР, которому «по факту» перешли функции Госплана СССР, рассчитывало обеспечить снабжение государственных предприятий по добыче энергетических ресурсов, а в случае основных продовольственных товаров сработали отголоски «Павловской» денежной реформы. Сами коэффициенты также устанавливались на объективной основе соотношения внутренних и мировых цен. Но в целом отдаленные социально-политические последствия такого решения не были проанализированы. В итоге, в ожидании высокой инфляции, гипотетический масштаб которой как раз и задавали предельные коэффициенты, резко возросли темпы скрытой инфляции. И граждане, и предприятия демонстрировали массовое бегство от дешевевших денег. Что называется, все хотели покупать, и никто не хотел продавать. Огромный объем скрытой инфляции не только формировал инерцию будущего поведения хозяйствующих субъектов, но и подтачивал экономическое единство России. Крупные города и целые регионы вводили различные запреты на вывоз товаров со своей территории. Своеобразной вершиной практики «экспортного протекционизма», уже во взаимодействиях Российской Федерации с бывшими союзными республиками, стало постановление российского правительства «Об ограничении вывоза товаров народного потребления из Российской Федерации».

Вообще, из-за особенностей тогдашней политической ситуации в России практически каждый шаг «Правительства Ельцина-Гайдара», а также своевременность или несвоевременность его осуществления могли очень существенно менять дальнейшую траекторию развития событий, сужая или, напротив, расширяя спектр возможностей для проведения реформ. Характер проблемы хорошо иллюстрирует пример, который приводят известные экономисты Марек Домбровски (Dabrowski, Marek) и Ян (Яцек) Ростовски (Rostowski, Jan Vincent), первый из которых был в свое время заместителем, а второй – советником Л. Бальцеровича, в своем исследовании, посвященном анализу причин неудачи первых попыток экономической стабилизации в Российской Федерации. Одной из таких причин было как раз названо отсутствие соглашений с Международным валютным фондом. Речь идет о том, что в случае своевременного подписания соглашения с МВФ к началу реформ мог быть создан крупный стабилизационный фонд для России, объем которого мог составить до 5 млрд долларов США, для поддержания фиксированного курса рубля и проведения взаимоувязанных мероприятий по экономической стабилизации. Если бы такой фонд действительно имелся в распоряжение российского правительства в I квартале 1992 года, то его шансы на успех реформ были бы совсем другими. Дело в том, что в преддверии инфляционного скачка официальный курс рубля 1 января 1992 года был девальвирован с 5 до 130 рублей за доллар США. По состоянию на конец января 1992 года, по данным Банка России, объем денежной массы (агрегат М2 – банкноты и монеты в обращении, а также рублевые депозиты в банках) составлял около 1050 млрд рублей, или более 8 млрд долларов США. Понятно, что наличие стабилизационного фонда, покрывающего более половины всей денежной массы, позволило бы зафиксировать обменный курс рубля на значительно более высоком уровне (по оценкам экспертов, около 30 рублей за доллар США). Возможные экономические и политические последствия подобного развития событий были бы следующими. Во-первых, быстрый номинальный рост рубля значительно ограничил бы масштабы скрытой инфляции, что не только бы оздоровило государственный бюджет, но и имело бы позитивные социально-политические последствия в результате торможения роста цен. Во-вторых, стабильный и относительно низкий курс позволил бы уже в самом начале реформ обеспечить внутреннюю конвертируемость рубля, что стало бы положительным сигналом для иностранных инвесторов. Наконец, в-третьих, уменьшение ценовых шоков, например, меньший рост цен на энергоносители, затормозило бы спад промышленного производства. Таким образом, только сам факт своевременного оказания международной финансовой помощи мог сыграть значительную роль в успехе быстрой экономической стабилизации в России. М. Добровски и Я. Ростовски прямо подчеркивают негативную роль, которую сыграло сознательное отсутствие поддержки российских реформ в их начальный период со стороны развитых стран Запада и международных финансовых организаций. Они пишут: «МВФ можно обвинить в двух просчетах: первый связан с тем, что он потратил слишком много времени в первые месяцы работы правительства Гайдара на ведение переговоров о погашении задолженности от лица своих западных членов, а второй обусловлен его стремлением в течение всего 1992 г. сохранить рублевую зону. Однако основная вина лежит на правительствах стран “семерки”, которые не смогли понять, что СССР прекратил существование, и которые, наконец, поняв это, были больше озабочены лишь спасением своих кредитов, чем поддержкой радикальных реформ, которые сами по себе и были бы лучшей гарантией возврата этих кредитов в конечном счете. Решение осуществлять организацию помощи демократии и реформам в России через МВФ было подобно тому, как миротворческий процесс в бывшей Югославии был предоставлен ООН и ЕС, и имело схожие результаты».

Также, несмотря на начавшуюся приватизацию предприятий торговли, в условиях роста цен и сохранения частных дефицитов для местных органов власти и государственных торговых предприятий оказалось выгодно сохранение прежнего контроля за ценами. Для первых – чтобы обеспечить популистскими лозунгами неизменности цен политическую поддержку населения, для вторых – чтобы продолжить практику продажи имевшихся дефицитных товаров, как тогда говорили, «из-под полы» по завышенным ценам и присвоения прибыли. Чтобы противостоять этой тенденции, в январе 1992 года российское правительство принимает специальное распоряжение по ликвидации организационных структур государственной торговли в форме торгов, трестов и объединений. Для стимулирования предпринимательской активности Б.Н. Ельцин подписывает указ «О свободе торговли», который предоставляет предприятиям и всем гражданам право свободно заниматься торговыми операциями практически в любом удобном месте. Однако масштаб накопившихся во времена позднего СССР ценовых диспропорций был, поистинне, огромен. Например, по воспоминаниям Председателя Совета Министров СССР Н.И. Рыжкова, во времена СССР темпы роста государственных дотаций к ценам  примерно в пять раз опережали темпы роста национального дохода, что привело к тому, что к 1990 году дотации только на продовольственные товары превысили 100 млрд. рублей. В итоге, вопреки ожиданиям, все предварительные прогнозы «Правительства Ельцина-Гайдара» по поводу изменения цен оказались несостоятельными. Вместо ожидаемого 3–4 кратного роста цен в течение года, только за январь 1992 года цены на некоторые товары выросли в 8–10 раз. Решение о либерализации цен имело следствием из резкий взлет в среднем на 245% уже в январе 1992 года.  Такие результаты либерализации цен становятся фактором, негативно влияющим на базу политической поддержки уже самого Б.Н. Ельцина. Тревожным сигналом этому будет массовая (несколько десятков тысяч человек) демонстрация 23 февраля 1992 года в Москве против политики, начавшейся либерализации цен. Президент Российской Федерации быстро реагирует на возможное изменение социально-политической ситуации. Во-первых, он принимает решение и подписывает специальный указ о снятии ограничений на использование средств населения на специальных счетах в Сберегательном банке Российской Федерации, которые были введены еще Президентом СССР М.С. Горбачевым в рамках так называемой «Павловской» денежной реформы. А во-вторых, еще через два дня выходит указ Президента Российской Федерации «О единовременных выплатах за февраль-март 1992 года малообеспеченным группам населения». Таким образом, несмотря на рост цен, удается избежать массовых протестных выступлений и уже к весне 1992 года в целом преодолеть дефицит по большинству потребительских товаров повседневного спроса. По данным социологических опросов, если в 1990 году более 51% опрошенных говорили, как о самом большом огорчении об исчезновении из продажи самых необходимых товаров, то в 1992 году доля таких ответов уже не превышала 10% от числа опрошенных. Парадоксально, но сам по себе переход на свободные (рыночные) цены в итоге действительно не вызвал резкого усиления массового общественного протеста. Стихийное общественное движение даже стало уменьшаться. Здесь, видимо, сыграли свою роль и готовность людей к невозможности быстро обеспечить себя всем необходимым, их своеобразный «запас терпения», и высокая популярность Б.Н. Ельцина. Социологические опросы осенью 1991 года показывали, что около 80% граждан ожидали непреодолимых материальных трудностей, перебоев в снабжении основными продуктами питания, электроэнергией и теплом. Более 70% не верили в возможность преодоления кризиса «без временного снижения уровня жизни людей». Хотя Россия и попала в ситуацию хронической инфляции, которая продлится около 5 лет, наиболее резкие скачки цен продолжались на протяжении лишь нескольких месяцев. На этом этапе радикальных экономических реформ "Правительству Ельцина-Гайдара" удается добиться временной стабилизации роста цен на ряд товаров, в значительной мере сбалансировать бюджет и приостановить денежную эмиссию.

Для расширения массовой базы экономических реформ Президент Российской Федерации 2 марта 1992 года своим указом создает первый Совет по предпринимательству, в который приглашает известных предпринимателей, представителей промышленности и ученых-экономистов. В состав Совета, в частности, входят: К.Н. Боровой, Л.И. Вайнберг, В.В. Виноградов, А.П. Владиславлев, С.Е. Егоров, К.Ф. Затулин, И.Х. Кивелиди, М.В. Масарский, Г.Ю. Семигин и Е.Г. Ясин. В этот же день Е.Т. Гайдар назначается Первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации. На следующий день, выступая в Верховном Совете Российской Федерации, он объявляет о планах России вступить в Международный валютный фонд и заявляет о переходе к новому этапу реформ. В апреле 1992 года Е.Т. Гайдаром создается рабочая группа во главе с Е.Г. Ясиным для подготовки проекта программы развития экономики России. В группу, в частности, входят: С.В. Васильев, А.П. Вавилов, С.Ю. Глазьев, Л.М. Григорьев, А.Г. Гранберг, А.Н. Илларионов и Ю.А. Петров. В мае 1992 года Я.М. Уринсон возглавляет межведомственную рабочую группу по проблемам структурной перестройки экономики. Результаты работ групп Е.Г. Ясина и Я.М. Уринсона летом 1992 года лягут в основу Программы углубления экономических реформ «Правительства Ельцина-Гайдара». Новые шаги Е.Т. Гайдара, в частности, предусматривали меры по ограничению бюджетного дефицита путем сокращения государственных расходов и либерализации цен на энергоносители, что было важным условием участия России в программах Международного валютного фонда и Международного банка реконструкции и развития. В апреле 1992 года Российская Федерация также становится членом Международного валютного фонда.

2 апреля 1992 года Е.Т. Гайдар освобождается от обязанностей Министра финансов Российской Федерации и полностью сосредоточивается на вопросах проведения радикальной экономической реформы. Именно с этого момента Е.Т. Гайдар становится фактическим главой российского правительства, хотя его формальное назначение исполняющим обязанности Председателя Правительства Российской Федерации состоится позже, в июне 1992 года.

6 апреля 1992 года отрывается Шестой Съезд народных депутатов Российской Федерации, который начинается с ожесточенной критики деятельности «Правительства Ельцина-Гайдара». С критикой хода реформ также выступает, и вице-президент России А.В. Руцкой. Делегатами Съезда и депутатами Верховного Совета Российской Федерации формируется оппозиционный курсу правительства парламентский блок «Российское Единство». 11 апреля 1992 года, после особенно оскорбительного выступления Председателя Верховного Совета Российской Федерации Р.И. Хасбулатова по поводу самой экономической реформы и тех, кто ее реализует, члены правительства покидают зал заседаний Съезда, а 13 апреля Е.Т. Гайдар объявляет на съезде об отставке правительства.

Политической команде Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина тем не менее удается найти компромисс и с законодательной и с исполнительной властью. Своеобразной «ценой» продолжения работы «Правительства Ельцина-Гайдара» становится обещание Б.Н. Ельцина съезду о введении в состав правительства представителей так называемых «производственников», связанных с военно-промышленным и топливно-энергетическим комплексами. В течение мая 1992 года заместителями Председателя Правительства Российской Федерации становятся: заместитель мэра Санкт-Петербурга, председатель Комиссии мэрии по экономическому развитию Г.С. Хижа, и бывший Министр газовой промышленности СССР, председатель концерна «Газпром» В.С. Черномырдин. 2 июня 1992 года первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации назначается заместитель Председателя Верховного Совета России, бывший генеральный директор Производственного объединения «Краснодарский завод измерительных приборов» В.Ф. Шумейко. Политический таймер нараставшего противостояния между Президентом и Съездом народных депутатов Российской Федерации делает свои первые обороты.

Программа либерализации и стабилизации «Правительства Ельцина=Гайдара» совершенно не соответствовала стремлениям представителей основных групп интересов "старой" советской экономики, прежде всего, руководителей российских предприятий  естественных монополий, военно-промышленного комплекса и сельского хозяйства. Необходимость болезненного приспособления к изменениям в структуре цен и ограничения в доступе к государственным финансовым ресурсам вызывают их ожесточенное сопротивление, связанное с желанием «оставить все как есть». В экономической сфере основной формой «защитной реакции» руководителей предприятий  становится быстрое повышение отпускных цен на свою продукцию без оглядки на ограничения спроса. В итоге, если по сравнению с декабрем 1991 года рост розничных цен в декабре 1992 года составил 2600%, то рост цен самих производителей, по данным экспертов, превысил 6000% за тот же период. Менталитет "производственников" требовал любой ценой продолжения деятельности своих предприятий, даже производивщих товары, которые в новых условиях были никому не нужны (например, системы вооружений в отсутствии государственного заказа или рынков сбыта). Вследствие опережающего роста цен производителей, они начинают  оформлять необходимые ресурсы в долг с отсрочной платежа. В результате, уже к весне 1992 года резко возрастает взаимная задолженность предприятий, которая образовалась в результате огромного объема торговых кредитов, предоставленных предприятиями друг другу. Традиционные попытки руководителей предприятий по советской привычке погасить эту задолженность за счет государственных средств наталкиваются на жесткую финансовую политику российского правительства. В то время эта политика выражалась в попытках ограничить рост объемов рефинансовых операций Банка России, а также мерах по сокращению государственных расходов (в основном через ограничение государственных закупок) и поставок вооружений (но не расходов на текущее содержание будущих российских Вооруженных Сил).

Стремясь защить себя «производственники», или, как их тогда называли, «красные директора», стремятся консолидироваться и оформить свои интересы. Уже 11 января 1992 года на базе Научно-промышленного союза СССР создается Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Эту организацию возглавляет А.И. Вольский в свое время помощник по экономике Генерального секретаря ЦК КПСС Ю.В. Андропова и бывший заместитель председателя Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР. Создание РСПП становится первым примером публичного политического оформления интересов наиболее влиятельной на тот момент группы руководителей крупных промышленных предприятий. Процессы самоорганизации представителей директорского корпуса ускоряются к лету, когда 21 июня 1992 года по инициативе А.И. Вольского создается уже политический блок «Гражданский союз».

В целом, период деятельности «Правительства Ельцина-Гайдара» в 1992 году можно условно разделить на два принципиально разных этапа. Первый этап условно продолжался с января по июнь, а второй – с июля по декабрь 1992 году. До июля 1992 года денежная политика российского правительства была достаточно жесткой. В течение I квартала 1992 года даже удалось сохранить положительное сальдо консолидированного бюджета Российской Федерации. Однако уже в мае ситуация с бюджетом начала ухудшаться из-за резкого роста государственных расходов и проблем с инфляцией. 16 июня 1992 года Е.Т. Гайдар был назначен исполняющим обязанности Председателя Правительства Российской Федерации. К этому времени произошла частичная финансовая стабилизация, и правительству удается согласовать с Верховным Советом Российской Федерации среднесрочную экономическую концепцию своей дальнейшей работы. В соответствии с этой концепцией, предполагалось остановить к 1994 году в основном спад промышленного производства, ограничить инфляцию на уровне 36% в год и добиться конвертируемости рубля по текущим операциям. Для достижения этих целей правительство намеревалось развернуть массовую  приватизацию, максимально снизить долю регулируемых цен и объемов закупок для государственных нужд и продолжить либерализацию цен на энергоносители. Однако ухудшающаяся социально-экономическая ситуация в России вносит свои коррективы в эти планы. Можно выделить два основных источника ухудшения, первый из которых был связан с проблемами сохранения советской рублевой зоны, а второй – с деятельностью российских предприятий по повышению цен на свою продукцию. В первом случае постоянные попытки «кредитной эмиссии» рублей, к которым прибегали центральные банки союзных республик при поддержке Банка России приводили к все возрастающему «экспорту инфляции» на территорию Российской Федерации. Во втором – «задирание» цен предприятиями в отсутствие платежеспособного спроса вело к уже рассмотренному выше кризису взаимных платежей предприятий и росту задолженности.

Для укрепления финансовой дисциплины в стране Президент Российской Федерации решает ввести обязательный порядок безналичных расчетов для предприятий, организаций и учреждений и подписывает указ «О дополнительных мерах по ограничению налично-денежного обращения». В июне 1992 года также было принято решение о переводе бывших союзных республик, использующих советский рубль, на расчеты по корреспондентским счетам в Банке России. В соответствии с указом Президента Российской Федерации устанавливалось требование: «осуществлять расчеты по взаимным товарным поставкам между Россией и другими государствами, использующими рубль в качестве платежного средства, в соответствии с международной торговой и банковской практикой, обеспечивающей сбалансированность расчетов и исключающей возможность автоматического кредитования поставок в ущерб экономическим интересам государств – торговых партнеров». Кредиты, «эмитированные» центральными банками бывших союзных республик, предназначались либо для финансирования импорта товаров из России (главным образом, энергоносителей), либо для приобретения валюты, что подрывало устойчивость российского валютного рынка. Например, в то время стандартной тактикой предприятий и коммерческих банков стран Содружества Независимых государств было открытие счетов в российских банках и зачисление на них советских рублей, предоставленных в кредит национальными банками этих стран, то есть, реальных денег на этих счетах не было. Однако затем эти "воздушные" рубли  тратились на внутреннем валютном рынке России для оплаты покупки реальной иностранной валюты. Из-за этого постоянно возрастало давление на «Правительство Ельцина-Гайдара» со стороны российских же экспортеров, заинтересованных в проведении менее жесткой денежно-кредитной политики. В то же самое время Российская Федерация оказалась не в состоянии быстро повысить налоговые поступления и сократить бюджетные расходы, что приводило к росту дефицита государственного бюджета. Необходимо помнить, что российское правительство тогда не имело доступа к внутреннему рынку капиталов; в свою очередь, развитые страны Запада не проявляли желания предоставлять России новые кредиты. В этих условиях единственным источником финансирования промышленности и сельского хозяйства становится денежная эмиссия.

1 июля 1992 года принимается совместное постановление Правительства и Центрального банка Российской Федерации об урегулировании неплатежей, накопившихся между государственными предприятиями. Перенос внимания Правительства Российской Федерации с мер финансовой стабилизации на урегулирование кризиса неплатежей стал свидетельством начала этапа уступок в денежно-кредитной политике «Правительства Ельцина-Гайдара». Под давлением «производственников» вопросы поддержки отечественной промышленности, сельского хозяйства и других отраслей, а также преодоления кризиса неплатежей начинают решаться путем расширения объемов льготного кредитования правительства Банком России. Всего за июль – сентябрь 1992 года таких кредитов, по данным экспертов, было выдано в объеме не менее 9% годового ВВП. Проинфляционная политика Центрального банка Российской Федерации и ослабление денежно-кредитной политики приводят к быстрому свертыванию периода относительной финансовой стабилизации и к обострению инфляционных процессов в экономике к осени 1992 года. До 16 июля 1992 года Председателем Банка России был Г.Г. Матюхин. После его отставки исполняющим обязанности Председателя Центрального банка России, по настоянию Е.Т. Гайдара, был назначен бывший председатель Правления Государственного банка СССР В.В. Геращенко. Он проводит взаиморасчет долгов промышленных предприятий, что быстро оздоравливает систему платежей, но платой становится масштабная наличная эмиссия в объеме до 1 трлн рублей. Свидетельством изменения экономической политики становится также резкий рост государственных расходов. Например, по сравнению с январем 1992 года доля государственных расходов по отношению к валовому внутреннему продукту на начало сентября 1992 года практически удваивается, а денежная масса (агрегат М2), по данным Банка России, утраивается, достигнув 3396 млрд рублей. Ситуация с ценами опять резко обостряется. После первого ценового скачка в начале января 1992 года инфляция постепенно снижалась, вплоть до августа 1992 года, но затем в результате изменения приоритетов экономической политики стала опять быстро расти, достигая уровня в 20% в месяц, с октября 1992 года. В итоге, рост цен в сентябре–декабре 1992 года будет превышать 5% в неделю, в несколько раз вырастет курс доллара США и составит  к 30 декабря 1992 года уже 414,5 рублей за доллар США.

Эйфория от от  решения проблем экономического развития только за счет эмиссии будет еще долго преследовать молодую российскую экономику. Политика быстрого роста предложения денег, продолжится в России до начала 1995 года. В частности, в период с января 1992 по декабрь 1994 года среднемесячные темпы роста денежной массы (агрегата М2) будут составлять около 14%. Примерно с отставанием в четыре месяца это будет приводить к очередному витку инфляции. Однако "насытить" экономику деньгами оказалось достаточно сложно, поскольку степень монетизации экономики (отношение агрегата М2 к ВВП) при этом постоянно снижалась. Например, этот показатель снизился с 37,4% ВВП в 1992 году до 13,5% ВВП к началу 1995 года. Как свидетельствуют исследования российских и зарубежных экономистов, основным фактором такого снижения выступали особенности экономического поведения населения, которое, чтобы избежать негативного воздействия инфляции на свое благосостояние, избегало использовать рубль в качестве средства накопления и предпочитало хранить свои активы в иностранной валюте или приобретать товары длительного пользования. Переломить ситуацию могло помочь единство ветвей власти, но на деле конфликты между ними только нарастали.

Попытки Е.Т. Гайдара начать осуществление согласованного с Банком России плана мероприятий по реализации Программы углубления экономических реформ на второе полугодие 1992 года и завершить разработку проекта Федеральной программы структурной перестройки экономики России на период до 1995 года не приводят к заметным результатам. Идеи и программы реформ никого уже больше не интересуют. Главным процессом становится эскалация политического противостояния. 1 октября 1992 года создается Оргкомитет Фронта Национального Спасения – орган внепарламентской оппозиции курсу экономических реформ и политике Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина. Тогда же, в октябре 1992 года, Верховный Совет Российской Федерации в своем постановлении признает работу Правительства Российской Федерации по осуществлению социально-экономических реформ неудовлетворительной. Конечно, правительству было предложено в месячный срок представить перечень конкретных антикризисных мер, однако становится совершенно ясно, что дни «молодых реформаторов» сочтены. 5 декабря 1992 года Седьмой Съезд народных депутатов принимает постановление «О ходе экономической реформы в Российской Федерации», в котором вслед за Верховным Советом признает деятельность Правительства Российской Федерации по реализации экономической реформы неудовлетворительной. Съезд также отказывается продлить чрезвычайные полномочия Президента Б.Н. Ельцина в области экономической реформы и не утверждает Е.Т. Гайдара на должность председателя российского правительства.

Ситуация, когда «молодые реформаторы» смогли прийти во власть, а Е.Т. Гайдар занял пост российского «экономического царя», стала возможной по нескольким причинам. Во-первых, это позиция Президента РСФСР Б.Н. Ельцина, который на вершине своей популярности действовал энергично и без колебаний, причем, в отличие от неповоротливого «коллективного разума КПСС» принимал решения быстро и самостоятельно. Он мог не понимать деталей каких-то научных концепций, но остро чувствовал «пульс времени» и тот факт, что коридор политических и экономических возможностей с каждым днем постоянно сужается. Поэтому ему нужны были люди, способные действовать – дебатов хватало на заседаниях Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. Во-вторых, это настойчивость Государственного секретаря РСФСР Г.Э. Бурбулиса, который употребил все свое влияние, чтобы убедить Б.Н. Ельцина согласиться использовать команду Е.Т. Гайдара для проведения экономических реформ. И наконец, в-третьих это готовность самого Е.Т. Гайдара и его единомышленников без каких-либо предварительных политических условий принять на себя ответственность за проведение реформ и напряженно работать в быстро меняющейся реальности. Можно сказать, что назначение Е.Т. Гайдара было бы невозможно без поддержки Г.Э. Бурбулиса, как и карьерный взлет самого Г.Э. Бурбулиса, скорее всего, не случился бы при отсутствии «команды Гайдара». Их встреча «в нужное время и в нужном месте» была той самой случайностью, которая определила весь дальнейший ход событий. Однако соединение индивидуальных траекторий Е.Т. Гайдара и Г.Э. Бурбулиса не только способствовало приходу «молодых реформаторов» в правительство, но и фактически отмерило срок их нахождения во власти.

«Молодые реформаторы» были сосредоточены прежде всего на самих экономических реформах, поэтому вопросы пропаганды реформ, поиска союзников, а главное, политической защиты своих экономических преобразований они не то что бы сознательно делегировали Г.Э. Бурбулису, но, скорее, тогда просто не думали об этом. Свойственное хорошим профессионалам-технократам подчеркивание границ собственной специализации, принципиальное нежелание «влезать» в вопросы, где они не считают себя компетентными, привело к тому, что «молодые реформаторы» в итоге оказались политически беззащитны перед Верховным Советом Российской Федерации. Ситуация, конечно, изменилась к середине 1992 года, когда Г.Э. Бурбулис был уже давно в отставке, а Е.Т. Гайдар стал исполняющим обязанности Председателя Правительства Российской Федерации (именно с этого времени о «правительстве реформ» стали говорить, как о «правительстве Гайдара»). Из «экономического царя» Е.Т. Гайдар превратился в самостоятельную политическую фигуру, однако база его политической поддержки не выходила за пределы круга его единомышленников, которые создали в июле 1992 года политический блок "Демократический выбор". Однако время для формирования широких политических коалиций было упущено. Президент России пытался своими силами держать политическую оборону вокруг команды реформ сколь возможно долго. Но когда его личного авторитета стало уже недостаточно и возникла угроза власти самого Б.Н. Ельцина, ему пришлось пойти на компромисс со Съездом и Верховным Советом Российской Федерации. Отсчет политического таймера закончился. В середине декабря 1992 года под давлением народных депутатов Б.Н. Ельцин сделает ставку на более компромиссную для них фигуру представителя топливно-энергетического комплекса, бывшего Министра газовой промышленности СССР В.С. Черномырдина, который до весны 1998 года и будет руководить правительствами Российской Федерации.

А. Яник, С. Попова

Синельников С.Г. Бюджетный кризис в России: 1985–1995 годы. М.: Евразия, 1995. С. 70; Записка Председателя Правления Государственного банка СССР В.В. Геращенко от 15 ноября 1991 г. № 10205/290. URL: http://gaidar-arc.ru/file/bulletin-1/DEFAULT/org.stretto.plugins.bulletin.core.Article/file/753; Никитина В.Н. Год за годом: 1991 // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. 1997. № 6(32); Шанс для России – шанс для всех. Пора спасать людей, а не госструктуры // Независимая газета. 1991. 29 сентября; Ельцин Б.Н. Записки президента. М.: Из-во «Огонек», 1994. С. 139; Выступление Б.Н. Ельцина 28 октября 1991 года на Пятом Съезде народных депутатов РСФСР // Пятый (внеочередной) Съезд народных депутатов РСФСР. 10–17 июля, 28 октября – 2 ноября 1991 г.: В 3 т. М.: Республика, 1992. Т. 2. С. 4–12; Постановление Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 года № 1829-1 «О социально-экономическом положении в РСФСР» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1454; Постановление Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 года № 1830-1 «Об организации исполнительной власти в период радикальной экономической реформы» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1455; Постановление Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 года № 1831-1 «О правовом обеспечении экономической реформы» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1456; Указ Президента РСФСР от 6 ноября 1991 года № 171 «О реорганизации Правительства РСФСР» // Правительственный вестник. 1991. № 47; Указ Президента РСФСР от 6 ноября 1991 года № 172 «Об организации работы Правительства РСФСР в условиях экономической реформы» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 45. Ст. 1538; Указ Президента РСФСР от 15 ноября 1991 г. № 213 «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР» // Ведомости СНД и ВС РСФСР 1991. № 47. Ст. 1612; Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2118-1 «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 11. Ст. 527; Указ Президента РСФСР от 25 ноября 1991 г. № 232 «О коммерциализации деятельности предприятий торговли в РСФСР» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 48. Ст. 1675; Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1992. № 3. Ст.89; Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 декабря 1991 г. № 3038/1-1 «О проекте Государственной программы приватизации на 1992 год» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1992. № 3. Ст. 92; Указ Президента Российской Федерации от 29 декабря 1991 г. № 341 «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1992. № 3. Ст. 93; Указ Президента Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 323 «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1992. № 1. Ст. 53; Указ Президента Российской Федерации от 26 декабря 1991 г. № 328 «О дополнительных мерах по социальной поддержке населения в 1992 году» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1992. № 1. Ст. 51; Указ Президента РСФСР от 3 декабря 1991 г. № 297 «О мерах по либерализации цен» // Ведомости СНД и ВС РСФСР.1991. № 52. Ст. 1878; Постановление Правительства РСФСР от 19 декабря 1991 г. № 55 «О мерах по либерализации цен» // СП РФ. 1992. № 1-2. Ст. 8; Постановление Правительства Российской Федерации от 29 декабря 1991 г. № 88 «Об ограничении вывоза товаров народного потребления из Российской Федерации» // СП РФ. 1992. № 1–2. Ст. 10; Домбровски М., Ростовски Я. Что не получилось? Причины провала стабилизации в России в 1992 г. Серия: Экономические реформы в бывшем СССР. Бюллетень № 44. Варшава: Центр социально-экономических исследований (CASE), 1995. С. 5; Бюллетень «Текущие тенденции в денежно-кредитной сфере». М.: Центральный банк Российской Федерации. 1992. Вып. 1; Распоряжение Правительства Российской Федерации от 25 января 1992 г. № 136-р «О ликвидации торгов, трестов, объединений и создании коммерческих структур в розничной торговле» // Информационный банк «КонсультантПлюс». Документ опубликован не был; Указ Президента Российской Федерации от 29 января 1992 г. № 65 «О свободе торговли» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 6. Ст. 290; Рыжков Н.И. Перестройка: история предательства. М.: Новости, 1991, С. 312-313; Указ Президента Российской Федерации от 27 февраля 1992 г. № 196 «О снятии ограничений на использование средств населения на специальных счетах в Сберегательном банке Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 10. Ст. 516; Указ Президента Российской Федерации от 29 февраля 1992 г. № 208 «О единовременных выплатах за февраль-март 1992 года малообеспеченным группам населения» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 11. Ст. 552; Никитина В.П. Год за годом: 1990 // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1997. № 5. С. 43; Она же. Год за годом: 1992 // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1998. № 1. С. 58; Кинсбурский А.В. Социальное недовольство и потенциал протеста (по данным социологических опросов) // Социологические исследования. 1998. № 10. URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Kinsbursky_socis_1998_10.pdf; Указ Президента Российской Федерации от 2 марта 1992 г. № 211 «О Совете по предпринимательству при Президенте Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 11. Ст. 559; Программа углубления экономических реформ Правительства Российской Федерации // Вопросы экономики. 1992. № 8. С. 3–192; Russian Economic Trends / Working Centre for Economic Reform, Government of the Russian Federation and Centre for Economic Performance, London School of Economics. London: Whurr Publishers, 1994; Указ Президента Российской Федерации от 14 июня 1992 г. № 622 «О дополнительных мерах по ограничению налично-денежного обращения» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 25. Ст. 1418; Указ Президента Российской Федерации от 21 июня 1992 г. № 636 «О мерах по защите денежной системы Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 26. Ст. 1503; Постановление Правительства Российской Федерации, Центрального банка Российской Федерации от 1 июля 1992 г. № 458 «О порядке урегулирования неплатежей государственных предприятий» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1992. № 1. Ст. 9; Бюллетень «Текущие тенденции в денежно-кредитной сфере». М.: Центральный банк Российской Федерации. 1993. Вып. 2; Обзор экономики России: Основные тенденции развития / Пер. с англ. 1998. IV. М.: Рабочий центр экономических реформ при Правительстве Российской Федерации, 1999. С. 49–51; Постановление Правительства Российской Федерации от 19 августа 1992 г. № 602 «О мерах по реализации Программы углубления экономических реформ» // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. № 10. Ст. 725; Постановление Правительства Российской Федерации от 16 сентября 1992 г. № 722 «О разработке Федеральной программы структурной перестройки экономики России» // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1992. № 12. Ст. 979; Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 9 октября 1992 г. № 3609-1 «По докладам исполняющего обязанности Председателя Правительства Российской Федерации Е.Т. Гайдара «О социально-экономическом положении в Российской Федерации и ходе экономической реформы» и «О Программе углубления экономических реформ» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 42. Ст. 2341; Постановление Съезда народных депутатов РФ от 5 декабря 1992 года № 4047-1 «О ходе экономической реформы в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 51. Ст. 3005.