Inside_content_bg_top
Inside_content_bg_bottom

Исследование Вернуться к списку »

«Правительство Степашина» (19 мая 1999 – 9 августа 1999)

В истории современной России 1999 год занимает свое, особенное место. Этот был год, когда в России сменилось сразу три правительства. Особенности развития внутриполитической ситуации и состояние дел на мировой арене несколько раз радикально меняли характер задач, которые стояли перед российскими правительствами. В определенном смысле вопросы собственно экономического развития в это время оказались подчинены вопросам политической целесообразности. Таким образом, именно факторы политической жизни Российской Федерации того времени сыграли важную роль в отставке «Правительства Примакова», способствовали формированию «Правитёльства Степашина» и привели, в итоге, к созданию первого «Правительства Путина».

В экономике 1999 год стал временем завершения затяжного экономического кризиса, корни которого коренились в проблемах экономики СССР конца 1980-х годов, и переходе к началу устойчивого экономического роста. Так называемый «августовский дефолт» 1998 года, несмотря на все сопровождавшие его потрясения и сложности, в итоге позволил стабилизировать денежное обращение и в целом бюджетную политику, активизировал внутренние стимулы развития российской экономики.  В политике, таким образом, на передний план выходила задача завершения революционной трансформации 1990-х годов и закрепления ее результатов. Одним из первых, кто осознал это, стал Президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин. Еще 28 августа 1998 года, в самый разгар финансового кризиса, когда прокоммунистическое большинство депутатов Государственной Думы стало распространять слухи о его досрочной отставке, Б.Н. Ельцин в интервью еженедельной информационно-аналитической программе «Зеркало» на канале РТР (ведущий – Н.К. Сванидзе) отверг возможность своей досрочной отставки и сообщил, что не собирается распускать Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации. При этом он впервые заявил о том, что не намерен выставлять свою кандидатуру на президентских выборах летом 2000 года, как того и требовала Конституция Российской Федерации. Фактически, с этого момента Б.Н. Ельцин полностью сосредотачивается на вопросах обеспечения политической преемственности результатов российской модернизации.

На практике эта задача потребовала значительных усилий, а ее решение сопровождалась рядом политических кризисов, которые оказали непосредственное влияние на судьбы российских правительств. Главным содержанием политической повестки дня весны - лета 1999 года становятся приближающиеся парламентские и будущие президентские выборы. Для оппозиционных курсу президента Б.Н. Ельцина политических партий и общественных движений, прежде всего, Коммунистической партии Российской Федерации (чей кандидат проиграл Б.Н. Ельцину на президентских выборах 1996 года), жизненно необходимым оказывается ограничить возможности действующего президента страны повлиять на результаты выборов, или вообще исключить его из этого процесса. В частности, на середину мая 1999 года назначается завершение процедур по подготовке импичмента Президенту Российской Федерации.

Происходит быстрая радикализация политической жизни России. Этому способствует ряд внешних и внутренних факторов. В экономике, после событий «августовского дефолта», основной проблемой остается возвращение доверия международных финансовых организаций без чего невозможно получение ресурсов на продолжение структурных реформ, и реструктуризация долгов бывшего СССР. Во внешней политике начинается быстрое охлаждение отношений Российской Федерации с остальными странами – участницами группы G8 из-за начавшейся военной операции НАТО против бывшей Союзной республики Югославии. Практически одновременно руководители самопровозглашенной Чеченской Республики – Ичкерии, нарушив все соглашения, начинают подготовку к введению «полного шариатского правления», резко возрастает количество бандитских вылазок с территории республики, множатся факты похищения людей. Например, 26 апреля 1999 года Министр внутренних дел Российской Федерации Сергей Вадимович Степашин, выступая на митинге в станице Курская Ставропольского края заявил, что «по сути дела, мы закрываем границу с Чечней. Дальше такого беспредела, как похищения людей и убийства, терпеть больше нельзя. Никаких ограничений на уничтожение бандитов с сегодняшнего дня нет. Это мой приказ», - заявил С.В. Степашин. При этом он отметил, что «мы жестко закроем границу, но не для мирных людей, а для бандитов». Глава МВД России также сообщил, что «четыре боевых вертолета будут постоянно барражировать вдоль административной границы с Чечней. При этом вертолеты будут не только вести наблюдение, но и уничтожать преступников».

В этих условиях Президент России Б.Н. Ельцин принимает решение о назначении Владимира Владимировича Путина Секретарем Совета Безопасности Российской Федерации и С.В. Степашина - первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации – Министром внутренних дел Российской Федерации. Одновременно за В.В. Путиным было сохранено исполнение обязанностей директора Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Лидер депутатской группы «Российские регионы» Олег Викторович Морозов, комментируя эти кадровые решения Б.Н. Ельцина, в частности, обратил внимание на то, что в мае 1999 года «Госдума выходит на процедуру импичмента». Депутат подчеркнул, что «нельзя рассчитывать, идя в атаку на оппонента, на то, что со стороны этого оппонента не будут предприняты ответные действия». Лидер депутатской группы полагал: если импичмент в Думе будет поддержан, «президент сделает ответный шаг». Причем этот шаг, подчеркнул депутат, будет полностью в рамках Конституции Российской Федерации. О.В. Морозов также предположил, что решение «Госдумы в пользу импичмента как бы предоставит президенту [страны] право перекроить правительство и заменить его». В свою очередь, Председатель Центрального комитета Коммунистической партии Российской Федерации, лидер фракции КПРФ в Государственной Думе Геннадий Андреевич Зюганов прокомментировал эти назначения следующим образом: «последние кадровые перестановки в руководстве правительства, означают, что оголтелая часть команды президента пошла на осуществление ползучего реванша». «Назначение Сергея Степашина первым вице-премьером с сохранением за ним прежних функций главы МВД, а также совмещение Владимиром Путиным постов секретаря Совета Безопасности и директора ФСБ», - сказал Г.А. Зюганов, свидетельствует о том, что «страна все больше и больше превращается в полицейское государство, что является очень плохим и тревожным симптомом».

Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин в своем Послании Федеральному Собранию так оценил политическую ситуацию осени 1998 – весны 1999 годов: «Как показывает опыт, именно несогласованность действий, а подчас и прямая конфронтация ветвей власти становятся серьезным препятствием на пути строительства сильного государства, на пути достижения политической и общественной стабильности <…> Во многом в результате противостояния сложилось противоречивое законодательство. А ведь мировой опыт демонстрирует четкую взаимосвязь между качеством законодательной базы и успешной работой правительства, напрямую определяющую динамику экономического развития. В прошедшем году мы имели возможность еще раз в этом убедиться. Именно "законотворческий тупик" при принятии антикризисной программы стал непреодолимым препятствием для Правительства С.В. Кириенко и явился далеко не последней причиной его отставки. Одобрение парламентом кандидатуры Е.М. Примакова на пост Председателя Правительства позволило преодолеть серьезнейший политический кризис. Политическая стабилизация - несомненное достижение нынешнего Правительства. Но в оставшиеся полгода до выборов в парламент нужно выходить на новый этап работы - максимально использовать время для решения острых экономических задач <…> Согласие само по себе мало чего стоит, если за ним нет конкретных результатов в решении базовых экономических задач. Отсутствие ощутимых достижений в экономике может создать напряженность в отношениях Правительства и Государственной Думы, вернуть ее в режим конфронтации с исполнительной властью, к отказу в поддержке многих инициатив, в том числе в социальной и налоговой сферах».

В итоге, 12 мая 1999 года, накануне начала слушаний по импичменту, Президент Российской Федерации подписывает указ об отставке «Правительства Примакова», назначает исполняющим обязанности Председателя Правительства Российской Федерации С.В. Степашина и вносит его кандидатуру для утверждения в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации. В тот же день Б.Н. Ельцин выступил с телеобращением, в котором объяснил причины отставки «Правительства Примакова». Признав заслуги Е.М. Примакова на посту главы правительства в кризисный период после 17 августа 1998 года, Президент Российской Федерации вместе с тем отметил, что ситуация в экономике до сих пор далека от стабильности: «сейчас в России оснований для серьезного и стабильного экономического роста нет» – так охарактеризовал ситуацию Б.Н. Ельцин в своем телеобращении. По его мнению, Правительство Е.М. Примакова «полностью выполнило поставленную перед ними тактическую задачу», однако «в экономике мы по-прежнему топчемся на месте». Б.Н. Ельцин заявил также, что по его мнению, именно С.В. Степашин «способен дать дополнительный импульс работе правительства».

15 мая 1999 года состоялось голосование по обвинениям, выдвинутым против Президента Российской Федерации с целью отрешения его от должности. Инициаторы импичмента не смогли набрать необходимого числа голосов ни по одному из пяти пунктов выдвинутых обвинений. Через четыре дня после провалившегося импичмента Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации дала Президенту Российской Федерации официальное согласие на назначение С.В. Степашина Председателем Правительства Российской Федерации. В этот же день С.В. Степашин, в соответствии с Указом Президента Российской Федерации, возглавил российское правительство.

Первыми заместителями Председателя Правительства Российской Федерации стали Н.Е. Аксененко и В.Б. Христенко. Заместителями Председателя Правительства России были назначены И.И. Клебанов и В.И. Матвеенко, заместителем Председателя Правительства Российской Федерации – Министром сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации В.Н. Шербак. Министром экономики России был вновь утвержден А.Г. Шаповальянц, который занимал этот пост в «Правительстве Примакова», а Министром финансов Российской Федерации стал М.М. Касьянов.

Распределение обязанностей внутри «Правительства Степашина» происходило непросто, поскольку помимо обычной для коалиционных правительств конкуренции разных команд, ситуацию осложняли попытки Н.Е. Аксененко получить полномочия, сравнимые по объему с премьерскими. Кроме того, Администрация Президента Российской Федерации также пыталась повлиять на персональный состав ключевых министров. Например, закончились неудачей попытки С.В. Степашина назначить первым заместителем председателя правительства известного экономиста, выпускника Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и Гарвардского университета, председателя Комитета Государственной Думы по бюджету, налогам, банкам и финансам Александра Дмитриевича Жукова. Но наиболее яркий пример – ситуация с одним из авторов знаменитой программы экономических реформ в СССР «500 дней» Михаилом Михайловичем Задорновым, который на протяжении 1997-1999 годов руководил министерством финансов в «Правительстве Черномырдина»«Правительстве Кириенко» и «Правительстве Примакова». С.В. Степашин предложил М.М. Задорнову повысить его статус и аппаратные возможности, назначив первом заместителем председателя правительства с сохранением поста министра финансов. Однако в этот же день 25 мая 1999 года по инициативе Администрации Президента Российской Федерации на пост министра финансов был назначен М.М. Касьянов. В итоге, М.М. Задорнов решил подать в отставку и 28 мая был освобожден от должности первого заместителя председателя правительства. В конце концов, возобладали соображения целесообразности и 31 мая 1999 года М.М. Задорнов стал специальным представителем Президента Российской Федерации по связям с международными финансовыми организациями.

Несмотря на множество, подчас, драматических и незаметных широкой публике событий, которые сопровождали процесс «запуска кабинета министров», С.В. Степашину в течение менее двух недель удалось выстроить баланс основных интересов, и правительство приступило к нормальной работе. Зарубежные СМИ того времени так оценивали первые шаги С.В. Степашина на посту главы российского правительства. «Либерасьон» (Франция): «Новый российский премьер-министр Сергей Степашин добился <…> первого успеха: он смог завершить формирование своего правительства. Экономические посты, которые были предметом яростной драки, нашли своих владельцев. Но сохраняются серьезные сомнения в долголетии и независимости кабинета <…> Трудное рождение этого кабинета отмечает собой новый этап в борьбе кланов на вершине власти по мере приближения парламентских выборов в декабре и президентских выборов в июле 2000 года». «Файнэншл таймс» (Великобритания): «Состав нового кабинета России, который был предметом острых схваток за власть на прошлой неделе, наконец, определен в понедельник. Реформаторы заняли крупнейшие финансовые посты. Однако министры с экономическими портфелями подчиняются первому вице-премьеру [Н.Е. Аксененко], которого считают личным выдвиженцем президента Бориса Ельцина, его семьи и ближайших сторонников. Они будут также существенно ограничены в своих действиях тем, что экономика душится долгами, а политика по-прежнему остается неопределенной». «Нью-Йорк таймс» (США): «Президент Борис Ельцин поместил двух известных и реформаторски настроенных экспертов на ключевые экономические посты. Однако после недели грубых внутренних схваток между его ближайшими советниками вопрос о том, кто действительно контролирует его новое правительство, остается открытым. Ельцин назначил Виктора Христенко <...> на новый пост первого вице- премьера по макроэкономике и финансам. Он назначил также Михаила Задорнова <...> специальным представителем правительства на переговорах с МВФ. Как кажется, оба назначения отвечают намерениям последнего ельцинского премьер-министра Сергея Степашина, который оказался вынужденным пойти на тяжелую битву <…> с соперничающими силами вокруг назначения надежных людей на главные правительственные посты».

С.В. Степашину удалось уже через несколько дней после своего назначения 25 мая 1999 года утвердить новую структуру федеральных органов исполнительной власти. В соответствии с указом Президента Российской Федерации образовывались Высшая аттестационная комиссия Российской Федерации, Российские агентства по судостроению, обычным вооружениям, системам управления, и по боеприпасам, упразднялись Федеральная энергетическая комиссия и Российское агентство по патентам и товарным знакам. Значительная часть федеральных органов исполнительной власти была преобразована. Сформированная при С.В. Степашине структура федеральных органов исполнительной власти стала своеобразным стандартом их построения, который сохранялся (в том числе и в персональном составе) практически без изменений до конца 2003 года, то есть фактически весь первый срок полномочий нового Президента Российской Федерации В.В. Путина.

С.В. Степашин с самого начала и до конца своей деятельности на посту главы российского правительства последовательно избегал возможной политической ангажированности своего кабинета министров. Он рассматривал правительство, прежде всего, как эффективный инструмент решения неотложных социально-экономических задач, а не ресурс своей собственной политической активности. Уже 14 мая 1999 года во время встречи с работниками Аппарата Правительства Российской Федерации исполняющий обязанности главы правительства С.В. Степашин заявил, что члены правительства «не имеют права обслуживать интересы тех или иных политических организаций <…> такого рода явления будут жестко пресекаться». «Костяк» правительства, заявил С.В. Степашин, «безусловно сохранится и никакой перетряски не будет. России сейчас требуется "технократическое правительство переходного периода", которое должно обеспечить преодоление кризисных явлений в социально-экономической сфере». В свою очередь, Руководитель Администрации Президента Российской Федерации Александр Стальевич Волошин заявил СМИ, что «премьер-министр Сергей Степашин достоин быть будущим президентом России <…> Сергей Степашин только что приступил к своей новой работе <…>, и президент, и его администрация намерены сделать все, чтобы Сергею Вадимовичу удалось как можно лучше выполнить стоящую перед ним архисложную задачу по наведению порядка в экономике страны». «Если к президентским выборам он [Степашин] добьется значимых результатов и решит побороться за президентское кресло на выборах, это его право, - сказал А.С. Волошин. - Другое дело, он как премьер гораздо лучше большинства других претендентов представляет, что такое управлять государством и решать масштабные государственные задачи».

О видении своего политического будущего С.В. Степашин говорил тогда следующим образом: ««о серьезном политическом будущем можно серьезно, жестко и четко говорить в зависимости от результатов выборов в Госдуму. Для меня это испытание». С.В. Степашин признавал, что «было бы, наверное, не искренне, если бы я сказал, что вообще ни о чем не думаю: доработал до какого-то времени и пошел с чемоданчиком куда подальше...». Вместе с тем он сообщил СМИ, что не говорил с главой государства о президентских выборах: «Я не считаю тактичным вообще говорить сегодня на эту тему: у нас есть действующий президент!». Глава российского правительства упорно подчеркивал, что о «неких политических перспективах» можно будет говорить «в зависимости от того, какой будет Дума». Он объяснял это тем, что новый состав нижней палаты парламента: «во многом определит будущие выборы в нашей стране, лишенной нормальной партийной системы и определенной политической культуры». В конечном итоге, в условиях политической волатильности того времени, такой подход стал одной из основных политических причин быстрой отставки «Правительства Степашина». Однако с экономической точки зрения, деятельность самого С.В. Степашина и правительства в целом стала важным этапом завершения долговременных кризисных процессов в российской экономике и восстановления международной репутации Российской Федерации после дефолта 1998 года. Несмотря на короткий срок существования «Правительства Степашина», ему удалось добиться успехов в экономической стабилизации, снижении дефицита бюджета и социальной напряженности, в создании предпосылок к новому устойчивому росту. Кроме того, «Правительство Степашина» стало первым из всех российских правительств «эпохи перемен», которому удалось разработать проект федерального бюджета на следующий год (2000) с первичным профицитом в размере 3% валового внутреннего продукта (ВВП), который, как планировалось, «будет обеспечен за счет увеличения доходов, а не за счет процентного сокращения расходов».

Своеобразным «фирменным» знаком «Правительства Степашина» становится акцент на инновации, включая заявления о необходимости широкого использования современных научных знаний при выработке экономических решений, поддержку высокотехнологичных отраслей реального сектора экономики и построение основ национальной инновационной системы.

Фактически, именно С.В. Степашин впервые реализовывает на практике идею так называемого «Открытого правительства» в том виде, как это тогда понималось. В частности, 5 июня 1999 года был образован Экономический совет при Правительстве Российской Федерации во главе с Председателем Правительства Российской Федерации. Помимо работников федеральных органов государственной власти и ряда руководителей субъектов Российской Федерации, в состав Экономического совета вошли такие известные ученые, как Л.И. Абалкин, Е.Т. Гайдар, С.Ю. Глазьев, А.А. Дынкин,  В.В. Ивантер, А.Н. Илларионов, Я.И. Кузьминов, В.А. Мау, А.Д. Некипелов, Н.Я. Петраков, С.А. Ситарян, Н.П. Шмелев и Е.Г. Ясин. В Экономический совет также были приглашены президент Российского союза промышленников и предпринимателей А.И. Вольский, президент Всероссийского центра изучения общественного мнения академик Т.И. Заславская, президент Ассоциации российских банков С.Е. Егоров, президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации С.А. Смирнов, а также руководители крупных государственных и частных промышленных компаний, и организаций. Среди предпринимателей, в частности, были В.Ю. Аликперов, С.М. Богданчиков, А.А. Мордашев и А.В. Плешаков. Для всестороннего рассмотрения вопросов социально-экономического развития страны, было принято решение об участии в заседаниях Правительства Российской Федерации Председателя Центрального банка Российской Федерации В.В. Геращенко, специального представителя Президента Российской Федерации по связям с международными финансовыми организациями М.М. Задорнова, Президента Российской академии наук Ю.С. Осипова, академика РАН Е.М. Примакова и руководителей органов государственной власти субъектов Российской Федерации, избранных руководителями межрегиональных ассоциаций экономического сотрудничества. В отличие от большинства совещательных органов, традиционно создаваемых при Правительстве Российской Федерации, сформированный С.В. Степашиным Экономический совет стал первым реальным опытом формирования широкой конвенциальной платформы по подготовке предложений об основных направлениях государственной политики социально-экономического развития Российской Федерации.

На посту председателя правительства С.В. Степашин придавал особое значение поддержке национальных научных исследований, деятельности Российской академии наук. Например, 4 июня 1999 года глава российского правительства С.В. Степашин выступил в Государственном Кремлевском дворце на торжественном собрании, посвященном 275-летию Российской академии наук. С.В. Степашин вручил Президенту РАН академику Ю.С. Осипову высшую государственную награду России того времени, Орден «За заслуги перед Отечеством II степени» и сообщил о решении Президента Российской Федерации отметить 280 членов и сотрудников Российской академии наук государственными наградами и почетными званиями. «Правительством Степашина» было, в частности, принято специальное постановление, в котором разработаны порядок и условия присвоения научным организациям, обеспечивающим решение проблем развития высокотехнологических отраслей реального сектора экономики, статуса федеральных центров науки и высоких технологий, что означало предоставление дополнительного государственного обеспечения их деятельности.

В июле 1999 года был завершен комплекс работ по созданию практического механизма восстановления работоспособности национальной банковской системы, капитализация которой в результате «августовского дефолта» 1998 года сократилась в четыре раза. В ноябре 1998 года «Правительством Примакова» и Центральным банком Российской Федерации в специальном Заявлении были рассмотрены проблемы реструктуризации кредитных организаций и принято решение об учреждении небанковской кредитной организации – открытого акционерного общества «Агентство по реструктуризации кредитных организаций» (АРКО). Однако весной 1999 года стало ясно, что выбранная организационно-правовая форма АРКО не позволяет эффективно решать проблемы реструктуризации банковской системы. Поэтому 8 июля 1999 года с участием «Правительства Степашина» был принят специальный Федеральный закон, регулирующий деятельность АРКО в форме первой в истории современной России государственной корпорации, которую учредили Правительство и Центральный Банк Российской Федерации. Законом был установлен перечень условий, при наличии которых Банк России мог принимать решение о передаче конкретной кредитной организации под управление АРКО. Эти условия, в частности, включали в себя критерии достаточности капитала кредитной организации, ее способность удовлетворять обязанности по уплате обязательных платежей или исполнять требования отдельных кредиторов. Новацией закона стал учет характеристик социальной значимости кредитной организации, для оценки которых использовалась такие критерии, как доля вкладов граждан в данной организации к совокупной доли вкладов граждан в кредитных организациях Российской Федерации и совокупной доли граждан в кредитных организациях на территории конкретного субъекта Российской Федерации.

Ключевым направлением работы «Правительства Степашина» стало привлечение иностранных инвестиций в российскую экономику. В частности, была разработана система показателей и методов расчета эффективности и финансовой реализуемости инвестиционных проектов и приняты Федеральные законы «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» и «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации». На встрече в Москве 31 мая 1999 года Председателя Правительства Российской Федерации С.В. Степашина с вице-президентом Всемирного Банка по региону Европы и Центральной Азии Йоханнесом Линном была достигнута договоренность о процедурах и условиях, необходимых для рассмотрения Советом директоров Всемирного Банка вопросов предоставления России оставшихся траншей займов на реформу системы социальной защиты (250 млн. долларов США), развития угольной промышленности (400 млн. долларов США) и структурной перестройки экономики (1,2 млрд. долларов США). 16 июня 1999 года, выступая на третьем Петербургском экономическом форуме, С. В. Степашин, в частности, заявил: «в России сильна традиция, которую я бы назвал экономической безответственностью, граничащей с инфантильностью. Она проявляется в неумении предвидеть последствия тех или иных действий как в процессе регулирования экономикой, так и в управлении бизнесом. Но успех рождается только на основе стратегического планирования действий, взвешенной оценки положительных и отрицательных последствий, на умении выстраивать приоритеты. Сегодня необходима общепонятная и доступная система экономических приоритетов, позволяющая видеть дальше пусть заманчивых, но краткосрочных целей и интересов. Со всей яркостью это проявляется в вопросе внешнего долга. Есть мнение, что Россия может обойтись без внешних займов и найти собственные резервы для роста и развития. Да, может, но вопрос в другом: сколько понадобится времени на стабилизацию экономики и переход к экономическому росту, если проблему задолженности не решить оперативно. Жесткие экономические меры, даже кратковременное усиление налогового пресса ради снижения бремени внешних обязательств в максимально короткие сроки лучше затяжного экономического кризиса <…> Задача правительства - обойти два главных экономических рифа: внешний долг и упадок отечественного производства. Решить проблему внешнего долга необходимо так, чтобы не загубить собственный экономический потенциал. Такое решение мне видится в усилении роли демократического государства в контроле за экономическими процессами. Пока такого контроля не будет, синонимом рынка по-прежнему будет анархия».

19 июля 1999 года Председатель Правительства Российской Федерации С.В. Степашин и председатель Центрального банка Российской Федерации В.В. Геращенко подписали, согласованное с Международным валютным фондом, Заявление об экономической политике на 1999 год. В соответствии с экономической программой, в частности, бюджетная политика предполагала увеличение доходов федерального бюджета и фиксации первичного профицита на уровне 2% валового внутреннего продукта. Были подробно изложены изменения в налоговой сфере, реструктуризации банковского сектора и направлений структурной реформы во всех отраслях экономики. Кредитная политика предусматривала плавающий валютный курс и рост валютных резервов. В отличие от заявлений прошлых лет был включен специальный раздел по управлению государственным долгом. В соответствие с согласованными мерами Российская Федерация могла рассчитывать получить от МВФ до конца 2000 года кредиты на общую сумму около 4,6 млрд. долларов США, разбитых на семь равных траншей. В частности, в 1999 году было предусмотрено три транша на общую сумму 1,89 млрд. долларов США. Достижение Российской Федерацией предварительных договоренностей с Международным валютным фондом стало важным событием в мире международных финансов. В своем заявлении для СМИ президент Всемирного банка Джеймс Вулфенсон выразил удовлетворение тем, что «стороны достигли договоренности по столь всеобъемлющему и заслуживающему доверия пакету структурных реформ». Как отметил президент Всемирного Банка, на руководство банка «произвели впечатление те решительные меры, которые были предприняты в последние недели правительством Российской Федерации для придания структурным реформам в России нового импульса». Он подчеркнул, что «российским правительством принята программа реформ, которая охватывает все ключевые направления экономической деятельности, в том числе содействие развитию жизнеспособного частного сектора и решению основных социальных вопросов». В свою очередь, специальный представитель Президента Российской Федерации по связям с международными финансовыми организациями М.М. Задорнов разъяснил, что Россия выплатит по своим долгам МВФ в 1999 году 4,2 млрд. долларов США, а возьмет кредит на сумму около 2 млрд. долларов США. «Таким образом, внешний долг России уже не увеличивается», - сказал М.М. Задорнов. По его словам, за «последние 10 месяцев [с сентября 1998 года] правительство Российской Федерации выполняет [федеральный] бюджет и осуществляет платежи по своим долгам без внешних заимствований. С сентября прошлого года Россия выплатила около 7 млрд. долларов США по внешнему долгу и около 1,5 млрд. долларов США - по внутреннему. В первом полугодии 1999 года первичный профицит бюджета составил 1,5%. Мы надеемся выйти к концу текущего года на первичный профицит в объеме 2%».

Первые конкретные шаги по урегулированию проблемы внешнего долга Российской Федерации удалось достичь в середине июня 1999 года. В период с 18 по 20 июня 1999 года в Кельне (ФРГ) проходил очередной саммит глав государств и правительств стран – участниц группы G8. На первом этапе саммита Россию представлял Председатель Правительства Российской Федерации С.В. Степашин, а в заключительном дне саммита участвовал Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин. В ходе личных встреч в Кельне С.В. Степашина с Президентом США Биллом Клинтоном, премьер-министром Великобритании Тони Блэром, канцлером Федеративной Республики Германии Герхардом Шредером, премьер-министром Италии Массимо Д'Алемой, премьер-министром Японии Кейдзо Обути в итоговое коммюнике был включен пункт о необходимости нахождения всеобъемлющего решения долговой проблемы. Это позволило российскому правительству сразу же начать переговоры с Парижским и Лондонским клубами кредиторов о пролонгации или списании части долгов. На саммите G8 в Кельне Президентами Российской Федерации и США было также достигнуто соглашение о возобновлении работы двухсторонней Российско-американской комиссии по экономическому и технологическому сотрудничеству (так называемой комиссии «Гор-Черномырдин»). Председатель Правительства Российской Федерации С.В. Степашин 23 июля 1999 года был утвержден председателем Российской части Российско-Американской комиссии по экономическому и технологическому сотрудничеству, а 25 июля 1999 года начался официальный визит главы российского правительства в Соединенные Штаты Америки. Именно в Вашингтоне (округ Колумбия, США) в ходе личных встреч С.В. Степашина с президентом и вице-президентом США был окончательно согласован вопрос о реструктуризации Международным валютным фондом долговых обязательств Российской Федерации. А 1 августа 1999 года был принят многосторонний Меморандум о реструктуризации внешнего долга Российской Федерации, определяющий условия урегулирования платежных обязательств по внешнему долгу бывшего СССР, подлежащих погашению в 1998-2000 годах. Меморандум, в частности, предусматривал рассрочку оплаты долгов перед Парижским клубом в сумме 8,3 млрд. долларов США до 2020 года.

С деятельностью «Правительства Степашина» было связано начало третьего этапа приватизации в Российской Федерации, ориентированного на совершенствование правовых основ распоряжения государственной собственностью. Этому вопросу 24 июня 1999 года было посвящено специальное заседание Правительства Российской Федерации. Министр государственного имущества Российской Федерации Фарид Рафикович Газизуллин выступил на заседании Правительства России с предложением о реформе системы управления государственной собственностью. По словам министра, одной из главных задач является «оптимизация количества объектов, находящихся в госсобственности». Ф.Р. Газизуллин отметил, что «в нынешних условиях управлять огромной махиной госсобственности не способно никакое государство». Кроме того, необходимо «в разы» увеличить доходы от управления госимуществом, дать соответствующие полномочия по управлению госимуществом отраслевым министерствам и ведомствам. Как сказал Ф.Р. Газизуллин, необходимо также возродить систему проверки и анализа финансовой деятельности государственных предприятий. По мнению министра, в государственной собственности «должно остаться не более 1,5-2 тысяч предприятий». Особое значение предполагалось придать управлению принадлежащими государству пакетами акций акционерных обществ. Как отметил министр государственного имущества, «в настоящее время государство является акционером с долей более 20% в капитале 2500 акционерных обществ. Однако по итогам прошлого [1998] года лишь в 273 акционерных обществах были начислены дивиденды по принадлежащим государству акциям». Окончательно программный документ нового периода приватизации – Концепция управления государственным имуществом и приватизацией в Российской Федерации – был принят уже в рамках деятельности «Правительства Путина».

Для решения неотложных проблем регионального развития С.В. Степашин использовал практику регулярных поездок в российские регионы во главе правительственной делегации. При этом, при поездке в конкретный субъект Российской Федерации на встречи приглашались также руководители соседних регионов. Такой формат позволял рассматривать группы смежных вопросов и принимать необходимые решения непосредственно на месте. Именно так были организованы поездки С.В. Степашина в Республику Дагестан, Республику Татарстан, Алтайский и Приморский край, Самарскую, Свердловскую и Ульяновскую области. Например, в Республике Дагестан было проведено выездное заседание Президиума Правительства Российской Федерации, на котором были рассмотрены вопросы социально-экономического развития республики, борьбы с безработицей и обеспечением безопасности. В Свердловской области С.В. Степашин принял участие в заседании совета Ассоциации экономического взаимодействия областей и республик Уральского региона «Большой Урал» и провел на производственном объединении «Уралвагонзавод» выездное заседание комиссии Правительства Российской Федерации по военно-промышленным вопросам. В Барнауле глава российского правительства подписал с главой администрации Алтайского края ряд соглашений о передаче федеральными органами исполнительной власти части своих полномочий органам исполнительной власти Алтайского края в области управления агропромышленным и топливно-энергетическим комплексами, здравоохранением, государственной собственностью на территории Алтайского края, в сфере владения, пользования и распоряжения недрами.

Российский политический ландшафт в начале 1999 года отличался большим разнообразием. В преддверье парламентских выборов в России, помимо традиционных партий и движений, возникло около сотни новых организаций, движений и блоков самой разной ориентации и амбиций. Например, в парламентских выборах 1999 года по общефедеральному округу (партийные списки) пытались участвовать 93 избирательных объединения и партии, 28 – из них были допущены к выборам, но смогли преодолеть 5%-й избирательный барьер только шесть избирательных объединений. После провала попытки импичмента Президента Российской Федерации все эти разнообразные политические силы резко активизировались, стремясь заручится поддержкой более влиятельных игроков. В правой части политического спектра, в противовес Коммунистической партии Российской Федерации заявила о себе коалиция «Правое дело», к которой тесно примыкало общественно-политическое консервативное движение «Новая Сила» бывшего главы российского правительства Сергея Владиленовича Кириенко. Мэром Москвы Юрием Михайловичем Лужковым было создано собственное политическое движение «Отечество», которое позиционировало себя как центристское. В свою очередь, рядом успешных руководителей субъектов Российской Федерации были организованы сразу два, так называемых, губернаторских блока: «Вся Россия» и «Голос России». Губернаторские блоки также позиционировали себя в политическом центре, хотя, вместе с движением «Отечество» выступали, скорее, под левыми, социалистическими лозунгами.

24 июня 1999 года в Кремле на встрече Б.Н. Ельцина и С.В. Степашина Президент Российской Федерации сообщил, что планирует провести специальную встречу с главами субъектов Российской Федерации и лидерами ряда избирательных блоков и дал поручение главе российского правительства «продумать место и роль правительства в предстоящей предвыборной кампании в Государственную Думу». Популярная журналистка, политический обозреватель Информационного агентства «Интерфакс» Н.А. Тимакова тогда написала: «премьер в предвыборный год должен (практически автоматом) стать лидером некоей коалиции, на которую опирается президент. Правда, сейчас речь скорее идет о том, чтобы обеспечить нынешнему президенту безопасность. По официальной формулировке - "преемственность курса". Поэтому, если в Кремле все-таки решатся еще на одну смену главы кабинета министров, то сделают это заблаговременно, в конце лета - начале осени, ведь должно остаться время для "раскрутки" нового лица». Как отмечает политический обозреватель: «пока премьер ни разу лично не комментировал свое политическое будущее. Хотя очевидно, что сегодня достаточно заинтересованных сил, которые втягивают Степашина в свои политические игры <…> Никто не станет отрицать, что создание коалиции партий правого и центристского толка вполне закономерный и объективный процесс. По многим социологическим опросам, "Вся Россия", "Голос России", НДР, "Правое дело", "Новая сила" самостоятельно не наберут необходимые 5 процентов. К тому же, если учесть, что главной задачей на выборах политическая элита считает формирование дееспособной Думы (то есть без сильного левого крыла), объединение необходимо. И вот здесь интересы этого объединения и правительства могут пересечься». Н.А. Тимакова делает вывод: «в своем нынешнем составе кабинет министров должен просуществовать хотя бы до выборов в Госдуму. Полгода - это достаточный срок для того, чтобы стратеги из президентского окружения рискнули бы, например, пойти на еще одну смену кабинета. Но, если к этому моменту Степашин окажется вовлеченным в предвыборный процесс и, более того, возглавит правоцентристский блок, защищающий в том числе и интересы "партии власти", его не так-то легко будет отправить в отставку. Ведь одно дело - уволить "просто" премьера и совсем другое - подорвать позиции "пропрезидентского" движения, отказав в доверии его лидеру-премьеру».

1 июля 1999 года Председатель Правительства Российской Федерации С.В. Степашин во главе российской делегации принял участие в экономическом саммите стран Центральной и Восточной Европы в Зальцбурге (Австрия) в рамках Всемирного экономического форума. Именно в Зальцбурге была достигнута предварительная договоренность о формировании коалиции правоцентристских и демократических партий и движений на выборах в Государственную Думу 1999 года. О возможности создания правоцентристского блока, в частности, заявили прибывшие в Зальцбург вместе с С.В. Степашиным: председатель Всероссийского общественно-политического движения «Наш дом – Россия» (НДР) В.С. Черномырдин и руководитель фракции НДР в Государственной Думе В.А. Рыжков, от коалиции «Правое дело» - сопредседатель Б.Е. Немцов и глава избирательного штаба коалиции А.Б. Чубайс, от Общероссийского общественно-политического консервативного движения «Новая сила» - его лидер С.В. Кириенко, от избирательного движения губернаторов «Голос России» - губернатор Самарской области К.А. Титов. Однако уже 4 июля 1999 года В.С. Черномырдин назвал заявление о создании коалиции правых партий лишь «декларацией о намерениях». Отвечая на вопрос СМИ о возможности «выдвижения Сергея Степашина кандидатом в президенты [России] от этой коалиции», В.С. Черномырдин заявил, что сейчас «нужно сконцентрироваться на парламентских выборах». «Это самое серьезное испытание для нашей страны. Потом будет видно», - заявил он.

5 июля 1999 года Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин вновь заявил СМИ о своей готовности передать полномочия новой власти, которая должна появиться в России «в честной и открытой предвыборной борьбе». На вопрос о возможном преемнике Б.Н. Ельцин ответил, что у него «есть свои соображения, кто мог бы стать следующим президентом. Но как только я назову его имя, ему не дадут спокойно жить, "заклюют"». По определению Б.Н. Ельцина, слово «преемник» отнюдь не синоним определения «престолонаследник». В этом слове, сказал президент, «заложен другой смысл, другой корень – преемственность». При этом он признал, что преемник нынешнего президента может лично не нравиться самому Б.Н. Ельцину: «Личные симпатии и антипатии тут не в счет. Это будет новый глава государства, пришедший к власти законным путем. Его изберет народ. Мы изберем того, кто предложит достойную программу развития страны. И будет способен ее реализовать». Президент России заявил, что «сегодня России нужна широкая коалиция прогрессивных политиков - как федеральных, так и региональных». В ответ на вопрос, каким бы он хотел видеть следующий парламент, президент страны сказал: «Компетентным, политически ответственным и неподкупным. Я очень хочу, чтобы в новой [Государственной] Думе мы, наконец, увидели новые лица. Ведь наш кадровый запас - тех, кто делал большую политику эти восемь лет - слишком хорошо знаком. Нужны свежие силы, чтобы решать масштабные задачи нового столетия». Отвечая на вопрос о его оценке деятельности С.В.  Степашина на посту главы российского правительства, Президент Российской Федерации сказал, «по-моему, Сергей Вадимович энергично взялся за дело, буквально на глазах набирает авторитет». Б.Н. Ельцин считает, что С.В. Степашин «должен спокойно работать, и не в его характере реагировать на провокации и выпады».

Зарубежные СМИ так описывали политическую ситуацию в России летом 1999 года. Газета «Вашингтон пост» (США): «В России парламентские выборы должны быть проведены в декабре, а избрание преемника Ельцина назначено на июль будущего года, когда завершится второй - заключительный - срок его пребывания в должности. Июльское голосование 2000 года должно стать историческим моментом: впервые в соответствии с волей народа российского лидера мирно сменит другой <…> Сейчас Ельцин, вероятно, не сомневается в том, чтобы дать демократии развиваться своим путем. Он, возможно, говорит о союзе с Белоруссией, чтобы вызвать подъем национализма без особого желания пройти весь путь к союзу. Он, может быть, угрожает коммунистам, чтобы приучить их к этому, а потом неожиданно застать врасплох, а может быть, просто потому, что угрожать коммунистам - его любимый вид спорта. Наконец, он, может быть, просто хочет напомнить россиянам, что остается действующим игроком, несмотря на различные болезни. И все-таки есть основания для беспокойства по поводу того, что у Ельцина и его окружения на сей раз появится искушение нарушить правила. Нынешний фаворит избирательной кампании 2000 года мэр Москвы Юрий Лужков, чья сияющая улыбка не должна никого вводить в заблуждение относительно его способности сокрушить любого оппонента, коли мэр посчитает это удобным <…> Сегодня надежды его [Б.Н. Ельцина] лагеря связаны в основном с человеком, занимающим кресло премьер-министра. Однако для большинства российских избирателей Сергей Степашин пока не белее чем человек, находящийся сейчас на этом посту. Иными словами, в отличие от Нельсона Манделы у Ельцина нет лояльного преемника, равно как и лояльной политической партии, которой по силам обеспечить сохранение его наследия».

Политическая команда Президента Российской Федерации попыталась повысить возможности создания правоцентристской коалиции с участием С.В. Степашина. Например, 9 июля 1999 года в Кремле прошла встреча Б.Н. Ельцина с большой группой руководителей субъектов Российской Федерации, в основном, участвующих в общественно-политическом движении «Вся Россия». На встрече присутствовали Председатель Правительства Российской Федерации С.В. Степашин и руководитель Администрации Президента Российской Федерации А.С. Волошин. Основным содержанием встречи стало обсуждение возможности объединения в рамках предвыборной борьбы реформаторских политических движений «всех здоровых политических сил» вокруг правительства России. При этом говорилось, что «кабинет министров должен выступить в качестве своего рода "центра притяжения" таких сил». Президент России на встрече с губернаторами поддержал их решение об объединении усилий накануне выборов, подчеркнув, что «нельзя отдавать на откуп радикалам все то, что было создано за годы реформ». Он подчеркнул, что нельзя «допустить повторения ситуации 1995 года, когда сторонники реформ из-за своих амбиций не смогли выступить единым фронтам и “отдали” Думу левым». При этом, отметили участники встречи, Б.Н. Ельцин дал понять, что был бы рад, если бы в коалицию сторонников реформ, наряду со «Всей Россией», вошли НДР, «Голос России» и другие движения, «относящиеся к правому центру». Однако колебания В.С. Черномырдина и возглавляемого им движения «Наш дом – Россия» продолжались до конца августа 1999 года. По мнению ряда экспертов, это было, в частности, связано с желанием В.С. Черномырдина возглавить «Газпром», но в итоге, когда председателем Правления РАО «Газпром» был вновь избран Рэм Иванович Вяхирев, НДР приняло решение участвовать в парламентских выборах самостоятельно.

Специфическим моментом ситуации середины лета 1999 года стало углубление политического противостояния, условно, «лево- и правоцентристских сил», которое проявилось в «войне компроматов», развязанных главными телевизионными каналами страны: ОРТ (телеканал «Общественное российское телевидение» после изменения состава собственников 2 сентября 2002 года был переименовал в «Первый канал») и НТВ. Как сообщали СМИ того времени: «ориентация ОРТ на [одного из своих собственников] бизнесмена и политика Бориса [Абрамовича] Березовского, а НТВ - на московского мэра Юрия [Михайловича] Лужкова привела к лобовому столкновению двух ведущих каналов страны. Березовский, заявивший о намерении побороться за депутатский мандат, поддержал приход в новую Думу движения Юрия Лужкова "Отечество", но выступил резко против избрания московского мэра президентом страны». «Лужков-президент - это опасно, а скорее всего, пагубно для России - будет кровь», - утверждает он. Московский мэр не остался в долгу. Он заявил, что «власть изжила себя и готова бороться за место под солнцем любыми, в том числе и нечистоплотными, методами. Поводом для столь жесткого заявления стала ситуация вокруг супруги Лужкова Елены Батуриной, чей бизнес стал предметом детального изучения со стороны ФСБ России». По мнению наблюдателей, «все последние атаки ОРТ на НТВ, Лужкова, а также на нынешнее руководство "Газпрома" (который выступает одним из главных источников финансирования НТВ), преследуют цель отрезать НТВ от денежных потоков газового монополиста и соответственно нейтрализовать накануне грядущих выборных схваток влиятельный независимый телеканал, который обвиняют в поддержке нелюбимого Кремлем кандидата. Впрочем, в нелюбви к Лужкову в Кремле не признаются».

Судя по всему, именно позиция НДР фактически сорвала создание правоцентристской коалиции, которую мог бы возглавить глава российского правительства С.В. Степашин. Эти драматические события произошли уже после отставки С.В. Степашина с поста руководителя правительства и привели к его решению участвовать в выборах в Государственную Думу по одномандатному округу, а коалиция «Правое дело», движение «Новая сила» и «Голос России» 24 августа 1999 года приняли решение о создании собственного избирательного блока «Союз правых сил» (СПС). На выборах в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации 19 декабря 1999 г. СПС получил 8,52% голосов, а движение НДР набрало только 1,19% голосов и не смогло преодолеть 5% барьер. Что касается С.В. Степашина, то на выборах по 209 Северному одномандатному округу Санкт-Петербурга он получил 49,42% голосов, что стало самым высоким показателем среди всех одномандатных округов Санкт-Петербурга.

С.В. Степашин 22 июля 1999 года, перед началом своей недельной поездки по регионам Российской Федерации, которая должна была завершиться его официальным визитом в США, определил свое отношение к основным политическим игрокам. Говоря об «информационной войне», С.В. Степашин постарался сохранить нейтралитет, заявив, что та «полемика, которую ведут между собой телеканалы, бесперспективна». Но слова главы российского правительства о том, что при выяснении отношений не самый лучший способ «всуе упоминать президента Ельцина, где-то иронично его показать», журналисты расценили как косвенную критику НТВ. По мнению С.В. Степашина, свобода слова в России «сегодня имеет такую высокую степень, которая «не имеет равных, наверное, во всем мире». Он отметил, что «эфир, газетная полоса подчас превращается в позорное ристалище, схватку личных, в основе своей меркантильных интересов, журналисты используются как гладиаторы, корежатся души телезрителей, радиослушателей, читателей». «Это все происходит в стране, находящейся на переломе, несущей на себе печать трагических лет, не вышедшей еще из плена разных идеологизмов, из плена социальных иллюзий. И самое нелепое, что свобода эта становится подчас мощнейшим элементом самоуничтожения», - сказал глава правительства.

3 августа 1999 года в Кремле состоялась встреча Председателя Правительства Российской Федерации С.В. Степашина и Руководителя Администрации Президента Российской Федерации А.С. Волошина с лидерами избирательного движения «Вся Россия». В определенном смысле эта встреча была решающей во всех смыслах, поскольку в Москве вовсю распространялись слухи о возможном объединении движений «Отечество» и «Вся Россия» и создании избирательного блока во главе с Е.М. Примаковым и Ю.М. Лужковым, а политическая команда Б.Н. Ельцина стремилась получить реальные доказательства лояльности новой политической силы. Во встрече, в частности, приняли участие президенты Татарстана М.Ш. Шаймиев, Башкортостана – М.Г. Рахимов, Республики Ингушетии – Р.С. Аушев, губернаторы Санкт- Петербурга В.А. Яковлев, Хабаровского края В.И. Ишаев, Астраханской области А.П. Гужвин, Омской области Л.К. Полежаев и лидер депутатской группы «Российские регионы», координатор движения «Вся Россия» О.В. Морозов. По словам О.В. Морозова, речь на встрече шла в основном «о сути механизма объединения блока "Вся Россия" с организацией "Отечество", которую возглавляет мэр Москвы Юрий Лужков». При этом у О.В. Морозова сложилось впечатление, что «глава президентской администрации и правительства с пониманием отнеслись к данному решению, которое направлено на создание в будущей Госдуме устойчивой коалиции политического центра с идеологией здравого смысла». Как заявил О.В. Морозов встреча прошла «удивительно конструктивно, спокойно и откровенно». Он сообщил СМИ, что в ходе беседы в Кремле «С.В. Степашин дал понять, что он не имеет планов входить в какие-либо избирательные списки и видит себя лишь премьер-министром». Координатор блока «Вся Россия» О.В. Морозов считает нереальным, что глава российского правительства С.В. Степашин может возглавить создаваемый избирательный блок движений «Отечество» и «Вся России». По его словам «это нереально, поскольку расшатает всю нашу конструкцию». С другой стороны, не исключил О.В. Морозов, «при нахождении компромисса С.В. Степашин мог бы появиться в центральной части избирательного списка создаваемого блока, но отнюдь не в первой тройке».

Политический обозреватель Н.А. Тимакова нашла в тот день, пожалуй, наиболее исчерпывающую формулировку происшедшего: «Попытка Кремля и той части губернаторов из "Всей России", которые не хотят усиления Лужкова, в пожарном порядке предложить Степашина в качестве одного из лидеров нового блока потерпела фиаско. Во многом - из-за позиции самого премьера. Как утверждают люди из окружения Степашина, он никогда бы не стал "приклеиваться к чему-то уже созданному". Очевидно, что Степашин не мог претендовать на номер 1 в общефедеральном списке блока «Отечество – Вся Россия», а быть вторым (после, например, Примакова) или третьим (еще и после Лужкова) для действующего премьера, по меньшей мере, несолидно. К тому же лидеры "Отечества" наглядно продемонстрировали свое отношение к возможному появлению Степашина в первой тройке. Руководитель предвыборного штаба движения Георгий [Валентинович] Боос недвусмысленно дал понять, что максимум, на что может рассчитывать премьер, - это шестое место в списке, которое он, Боос, готов ему уступить».

На следующий день на совместном заседании политсоветов движений было подписано заявление о создании избирательного блока «Отечество – Вся Россия». А еще через день, 5 августа 1999 года в Кремле прошла внеплановая встреча Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина и Председателя Правительства Российской Федерации С.В. Степашина. Как рассказал позднее СМИ В.В. Путин, в этот день: «Президент Борис Ельцин пригласил его и тогдашнего премьера Сергея Степашина и объявил о принятом [им] решении отправить кабинет министров в отставку. Б.Н. Ельцин также сообщил тогда, что рассматривает несколько кандидатур на пост премьера и среди них есть Владимир Путин». Однако в состоявшемся затем разговоре Б.Н. Ельцина и С.В. Степашина «один на один» глава российского правительства убедил президента страны воздержаться от немедленного принятия решения об отставке правительства. Как позднее вспоминал сам С.В. Степашин: «в четверг [5 августа 1999 года] у меня состоялся предварительный разговор с президентом. И после этого просто замечательного разговора с Борисом Николаевичем ... я уехал в очень хорошую командировку в российские регионы - с его, кстати, подачи».

Однако, пока С.В. Степашин был в поездке, Президент Российской Федерации принял иное решение. Отставка С.В. Степашина с поста главы российского правительства стала по-человечески событием, безусловно, несправедливым, но объективно обусловленным. В условиях политической турбулентности лета 1999 года ему просто не хватило времени переломить свой политический образ в глазах избирателей. В течение лета 1999 года рейтинг доверия С.В. Степашина как главы правительства непрерывно возрастал и за неполные три месяца по данным Фонда «Общественное мнение», достиг небывалой отметки в 39% (а среди жителей Москвы и Санкт-Петербурга – 59%), однако оценки его политических перспектив устойчиво не превышали рейтинги действовавшего президента страны Б.Н. Ельцина. Фактически, долгое и, не побоимся этого слова, безупречное пребывание С.В. Степашина в политической команде Б.Н. Ельцина сыграло с ним злую шутку. Политические траектории Председателя Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцина и народного депутата РСФСР С.В. Степашина пересеклись еще в феврале 1991 года, когда С.В. Степашин был избран председателем Комитета Верховного Совета РСФСР по безопасности. В августе 1991 года после попытки государственного переворота, по решению Президента СССР М.С. Горбачева, он возглавил Государственную комиссию СССР по расследованию деятельности органов государственной безопасности. Затем, после распада СССР, С.В. Степашин, во время конституционного кризиса боролся за интересы Президента России Б.Н. Ельцина в Верховном Совете Российской Федерации, стал одним из тех, усилиями которых были воссозданы органы безопасности молодого российского государства. Он на себе испытал все потрясения и беды вооруженного конфликта в Чеченской Республике, который стал частью его политической судьбы. После вхождения Российской Федерации в Совет Европы С.В. Степашин провел реформу органов юстиции, в частности, передачу пенитенциарной системы в ведение Министерства юстиции Российской Федерации. Затем была работа на посту Министра внутренних дел Российской Федерации и многое другое. Долгие годы совместной работы с Б.Н. Ельциным приучили С.В. Степашина к безусловной политической лояльности главе государства, что в условиях приближающихся президентских выборов стало трактоваться как «слабость». На самом деле, в сложившихся условиях наступил период обновления основных действующих лиц и, несмотря на высокие личные заслуги С.В. Степашина, политическое время «правительства Степашина» заканчивается.

9 августа 1999 года состоялась отставка «Правительства Степашина». Временное исполнение обязанностей Председателя Правительства Российской Федерации было возложено на В.В. Путина, которой утром этого дня был назначен Первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации. Сам С.В. Степашин узнал о своей отставке в 8:00, когда был неожиданно вызван в подмосковную резиденцию Президента Российской Федерации «Горки-9». В 11:00 С.В. Степашин еще раз встретился с В.В. Путиным уже в Доме Правительства. Днем в 12 часов 40 минут по московскому времени состоялось телевизионное обращение Президента Б.Н. Ельцина, в котором он сообщил о назначении даты выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, об отставке Правительства Российской Федерации, возглавляемого С.В. Степашиным и представил своего будущего преемника В.В. Путина как лидера, способного «консолидировать общество, опираясь на самые широкие политические силы, обеспечить продолжение реформ в России». Б.Н. Ельцин, в частности, сказал: «Сегодня я подписал Указ о выборах в Государственную Думу. Они состоятся 19 декабря. Точно в срок, как и предусмотрено Конституцией и законом. Фактически дан старт избирательному марафону. Это будет очень непростой и ответственный период. И потому прошу вас с особым вниманием и даже - пристрастием, оценивать то, как поведут себя участники политической гонки. Я обещал, выборы в Думу пройдут в честной борьбе и уверен, что вашими избранниками станут достойные и порядочные люди. Но нельзя забывать и том, что ровно через год будут президентские выборы. И сейчас я решил назвать человека, который, по моему мнению, способен консолидировать общество, опираясь на самые широкие политические силы, обеспечить продолжение реформ в России. Он сможет сплотить вокруг себя тех, кому в новом ХХI веке предстоит обновлять великую Россию. Это секретарь Совета безопасности, директор ФСБ - Владимир Владимирович Путин. Сегодня я принял решение об отставке правительства Сергея Вадимовича Степашина. В соответствии с Конституцией я обратился в Государственную Думу с просьбой утвердить Владимира Владимировича Путина в должности председателя правительства Российской Федерации. Убежден, работая на этом высоком посту, он принесет большую пользу стране, и россияне будут иметь возможность оценить деловые и человеческие качества Путина. Я в нем уверен. Но хочу, чтобы в нем были также уверены все, кто в июле 2000 года придет на избирательные участки и сделает свой выбор <…> Владимир Владимирович имеет огромный опыт государственной работы. Руководить правительством - это тяжелая ноша и серьезное испытание. Справится - в этом я уверен - и россияне окажут ему поддержку. Я благодарю Сергея Вадимовича Степашина за хорошую работу. Ему удалось создать сильную команду, сохранить стабильную политическую и экономическую ситуацию в стране. Уверен, Сергей Вадимович поддержит своего преемника и своего друга». В 13:00 после прощания С.В. Степашина с сотрудниками своего аппарата, он покинул Дом Правительства Российской Федерации. В 15:00 в закрытом режиме прошло первое заседание Правительства Российской Федерации без его участия.

А. Яник, С. Попова

Сообщение ИА «Интерфакс» от 26 апреля 1999 г. «Степашин заявляет о фактическом закрытии границы с Чечней»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 27 апреля 1999 г. «Новое назначение Степашина означает возрастание давления на левых и демонстрацию силы Кремля»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 30 апреля 1999 г. «Зюганов считает перестановки в кабинете началом ползучего переворота, инспирированного частью команды Ельцина»; Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 30 марта 1999 г. «Россия – на рубеже эпох» (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации) // Российская газета. 1999. 31 марта; Сообщение ИА «Интерфакс» от 7 мая 1999 г. «Россия: ставка – будущее Примакова»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 12 мая 1999 г. «Ельцин объясняет в телеобращении причины замены Примакова на посту Премьер-министра РФ»; Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 19 мая 1999 г. № 3965-II ГД «О даче согласия Президенту Российской Федерации на назначение Степашина Сергея Вадимовича на должность Председателя Правительства Российской Федерации» // СЗ РФ. 1999. № 21. Ст. 2579; Указ Президента Российской Федерации от 19 мая 1999 г. № 611 «О Председателе Правительства Российской Федерации» // СЗ РФ. 1999. № 21. Ст. 2583; Сообщение ИА «Интерфакс» от 2 июня 1999 г. «Степашин: задача решена»; Указ Президента Российской Федерации от 25 мая 1999 г. № 651 «О структуре федеральных органов исполнительной власти» // Российская газета. 1999. 29 мая; Сообщение ИА «Интерфакс» от 14 мая 1999 г. «России нужно технократическое правительство для борьбы с кризисом – Степашин»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 10 июня 1999 г. «Глава администрации Ельцина считает, что Степашин достоин стать будущим президентом России»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 14 июля 1999 г. «Степашин связывает продолжение политической карьеры с итогами выборов в Госдуму»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 14 июля 1999 г. «Степашин связывает продолжение политической карьеры с итогами выборов в Госдуму»; Указ Президента Российской Федерации от 4 июня 1999 г. № 701 «О награждении государственными наградами Российской Федерации работников Российской академии наук» // СЗ РФ. 1999. № 23. Ст. 2836; Постановление Правительства Российской Федерации от 18 июня 1999 г. № 651 «О формировании федеральных центров науки и высоких технологий» // СЗ РФ, 1999. № 25. Ст. 3127; Заявление Правительства Российской Федерации и Центрального банка России от 21 ноября 1998 г.  № 5580п-П13 «О реструктуризации кредитных организаций» // Российская газета. 1998. 24 ноября; Федеральный закон от 8 июля 1999 г. № 144-ФЗ «О реструктуризации кредитных организаций» // СЗ РФ. 1999. № 28. Ст. 3477; Сообщение ИА «Интерфакс» от 23 июня 1999 г. «Таков главный вывод III Петербургского экономического форума»; Постановление Правительства Российской Федерации от 19 июля 1999 г. № 829 «О Заявлении Правительства Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации об экономической политике в 1999 году, письме Правительства Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации о политике развития для целей третьего займа на структурную перестройку экономики и плане мероприятий по их реализации» (вместе с «Мерами по реализации среднесрочной программы структурных реформ (письмо о политике развития для целей третьего займа на структурную перестройку экономики)») // СЗ РФ. 1999. № 30. Ст. 3829; Сообщение ИА «Интерфакс» от 21 июля 1999 г. «Россия может получить от Всемирного банка в 1999 году $1,1 млрд.»; Постановление Правительства Российской Федерации от13 октября 1999 г. № 1151 «Об урегулировании платежных обязательств Российской Федерации по внешнему долгу бывшего СССР, подлежащих погашению в 1998-2000 годах» // СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5054; Сообщение ИА «Интерфакс» от 24 июня 1999 г. «Министр госимущества РФ высказывается за реформу системы управления государственной собственностью»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 30 июня 1999 г. «Чтобы премьером дальше быть, ты членом блока быть обязан»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 4 июля 1999 г. «Решение о создании коалиции правых партий не является окончательным – лидер НДР Черномырдин»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 5 июля 1999 г. «Ельцин заявляет о готовности передать свои полномочия новой власти»; Сообщение Информационного агентства «Интерфакс» от 7 июля 1999 г. «Демократ Ельцин?»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 9 июля 1999 г. «На встрече в Кремле с губернаторами обсуждалась идея об объединении ряда политических сил правительства РФ»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 19 июля 1999 г. «Информационная война разгорается: кто станет ее жертвой?»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 22 июля 1999 г. «Степашин: не только власть должна быть ответственной перед прессой, но и руководители СМИ – перед обществом»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 3 августа 1999 г. «Морозов считает нереальным, чтобы Степашин возглавил блок "Отечества" и "Всей России"»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 3 августа 1999 г. «"Вся Россия" стала нашим "Отечеством"»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 10 августа 1999 г. «Путин рассчитывает на государственный подход Думы к его утверждению премьером»; Сообщение ИА «Интерфакс» от 13 августа 1999 г. «Степашин выдвигает свою версию собственной отставки»; GAZETA.RU «Телеобращение Ельцина: полный текст». 1999. 9 августа //  http://gazeta.ru/daynews/09-08-1999/17eltsinword.htm.