Inside_content_bg_top
Inside_content_bg_bottom

Разное Вернуться к списку »

«Нефтяные шоки»

Этим термином обычно описывают ситуацию стресса, который испытывают национальные экономики, чей рост зависит от состояния мировых цен на энергоносители, в результате резкого изменения (порядка 100% и более) цены на нефть.

Еще в 1930-х годах XX века началось активное использование нефти и продуктов ее переработки, что, в частности, привело к созданию индустрии полимерных материалов и развитию автомобилестроения. Этот технологический уклад, который пришел на смену энергии пара и железных дорог, дал название «экономики нефти». С этого времени процессы добычи, продажи и переработки нефти продолжают оказывать определяющие влияние на состояние мировой экономики. Например, первый «нефтяной шок» произошел в 1973 году и стал результатом кровопролитного конфликта («войны Судного дня») между Израилем и коалицией арабских государств. Тогда эти государства, входившие в Организацию стран - экспортеров нефти – ОПЕК (англ. The Organization of the Petroleum Exporting Countries - OPEC) отказались поставлять нефть развитым странам Западного мира, поддержавшим Израиль, что привело к четырёхкратному увеличению цен. Еще через пять лет произошел новый скачок мировых цен на нефть  - на этот раз из-за событий в Иране (крупнейшем производителе нефти), когда в результате Исламской революции от власти был отстранен шах Мохаммед Реза Пехлеви, исповедовавший светский путь развития страны.

Неожиданные изменения нефтяных цен являются настоящим «черным лебедем» современности. Так с легкой руки американского финансового гуру Нассима Талеба (Taleb, Nassim Nickolas) принято называть внешне беспричинные события, имеющие непредсказуемые последствия. Согласно Н. Талебу, такие события обладают тремя важными характеристиками. Во-первых, они аномальны, поскольку ничто в прошлом опыте их не предвещало. Во-вторых, они обладают огромной силой воздействия. Наконец, в-третьих, после того, как неожиданность случилась, люди вдруг обнаруживают, что они вполне могли ее предвидеть: причинно-следственные связи, приведшие к этому событию, выглядят апостериори абсолютно понятными, просто никто раньше не обращал внимания на очевидное.

Сегодня ученые-экономисты выделяют пять этапов в эволюции механизмов ценообразования на рынке нефти. Они связаны, главным образом, с чередованием периодов снижения и возрастания неопределенности определении нефтяных цен.

На первом этапе (1930-1960-е) цены были стабильны и корректировались на основе неформального соглашения (фактически – картельного сговора), заключенного в 1928 году рядом международных нефтяных компаний. В группу этих компаний, которые с легкой руки Энрико Маттеи (Mattei, Enrico), главы итальянской государственной нефтяной корпорации ENI, стали с 1950 года называть «семь сестер», входили British Petroleum, Chevron, Exxon, Gulf Oil, Mobil, Royal Dutch Shell и Texaco. В то время считалось, что подобный подход к рынку нефти (вкупе с монетарной системой «золотого стандарта» и позднее пришедшей ей на смену Бреттон-Вудской системой с долларом США в качестве мировой валюты) обеспечивает стабильность мировых финансов и торговых расчетов.

Потерпевшую крах Бреттон-Вудскую систему в 1971 году сменила система свободной конвертации валют. С этого времени начался второй этап в процессах эволюции нефтяного ценообразования (до 1986 г.), который был связан с тем, что определяющее влияние на состояние рынка нефти оказывали ее производители - прежде всего, страны – члены ОПЕК. В 1986 году после резкого обвала нефтяных цен, спровоцированного отказом Саудовской Аравии ограничить уровень добычи, было принято решение начать биржевую торговлю нефтью с целью сократить влияние неэкономических факторов на состояние мирового нефтяного рынка. В период, начавшийся с 1986 года и завершившийся в 2003 году, нефть становится глобальным ликвидным товаром, а ее цена определяется в результате биржевых торгов. В результате этих действий волатильность нефтяных цен снизилась, а сами они зафиксировались на относительно низком уровне.

Глобализация мировых финансовых рынков (2003-2008) вновь способствовала росту неопределенности цен за счет расширения объемов арбитражных сделок. В этот период широкое использование финансовых инструментов приводит к тому, что только несколько процентов сделок на биржах заканчивается реальными поставками нефти.

Наконец, с 2008 года начинает отсчет последний, пятый этап в эволюции процессов образования нефтяных цен. Результаты последних исследований свидетельствуют, что в условиях продолжающегося глобального экономического кризиса их изменение определяется, в основном, стоимостью нефти как сугубо финансового актива. Как отмечает известный российский экономист профессор Яков Моисеевич Миркин, нефть превратилась из обычного физического товара в биржевой инструмент, который может приносить доход участникам торгов и без физической поставки.

В Советском Союзе, начиная с 1960-х годов, главным источником поддержания промышленного производства и удовлетворения внутреннего спроса стал быстрый рост доходов от экспорта энергоносителей. По данным исторической статистики, добыча нефти непрерывно возрастала: если в 1970 году в СССР было добыто 285 млн тонн нефти, то в 1980 году – уже 547 млн тонн. Однако такой рост добычи не сопровождался адекватным ростом энерговооруженности советской экономики. За период 1970-1980-х годов доля переработки сырой нефти в Советском Союзе сократилась с 73 до 59 %. Таким образом, значительная часть добытой сырой нефти просто продавалась на международных рынках.

В середине 1960-х годов появились первые промышленные результаты начатых еще по указанию Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева работ, по поиску новых месторождений энергоносителей в труднодоступных районах Западной Сибири. Из поисковой скважины в Тюменской области в районе озера Самотлор 22 июня 1965 года, в годовщину начала Великой Отечественной войны, ударил фонтан нефти мощностью более тысячи тонн в сутки. В следующем году в Ямало-Ненецком автономном округе было открыто Уренгойское газовое месторождение. К началу 1970-х годов новые богатейшие месторождения нефти и газа в Западной Сибири были полностью введены в промышленную эксплуатацию. Это совпало по времени с резким, четырехкратным ростом мировых цен на энергоносители.

Начало роста нефтяных цен произошло одновременно с экономическим кризисом, который переживали экономики промышленно развитых стран Запада в 1970–1971 годах. Сам «нефтяной шок», как отмечалось выше, произошел в 1973–1974 годах («война Судного дня»), когда цены на сырую нефть возросли сразу в несколько раз и затем продолжали непрерывно возрастать вплоть до начала 1980-х годов. Например, цена легкой аравийской нефти в среднегодовом измерении и в текущем исчислении возросла примерно с 2 долларов США за баррель в 1972 году до 36–38 долларов США за баррель в 1980 году.

Поскольку продажа сырой нефти стала приносить СССР сверхвысокий доход, необходимость поиска других, в первую очередь внутренних источников для роста экономики исчезла. Это привело не только к быстрому свертыванию экономических реформ, начатых в период VII пятилетки (1966-1970), но и к вырождению самой экономической политики. Развитие событий показало, что следствием такого решения стало в терминологии современных экономистов инфицирование советской экономики вирусом «голландской болезни». Так сегодня принято называть ситуацию, когда быстрый рост доходов от сырьевого экспорта тормозит механизмы саморазвития национальной экономики, приводит к упрощению ее структуры и к деградации промышленного потенциала.

Например, соотношение фактических и плановых темпов прироста таких ключевых экономических показателей, как валовая продукция промышленности, производительность труда (в промышленности), реальные доходы населения, розничный товарооборот в VIII пятилетке были, соответственно: 103%, 93%, 110% и 120%. В XI пятилетке (1980-1985) те же показатели составили, соответственно, 77%, 74%, 67% и 70%. Кроме того, за это время более, чем в три раза увеличились вынужденные сбережения граждан (деньги, которые население не могло потратить на приобретение необходимых товаров и услуг) - с 17,5 до 60,9 млрд. рублей (ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 163. Д.185. Л.100).

Мировые цены на сырую нефть, составлявшие в 1980 году 36–38 долл. США за баррель, стали постепенно снижаться, достигнув уровня 27 долл. за баррель в 1985 году, а затем в течение первых месяцев 1986 года буквально «обрушились» до отметки 10 долл. за баррель. Как уже отмечалось, такое резкое снижение было вызвано отказом Саудовской Аравии в рамках ОПЕК от ограничения уровней добычи для поддержания высоких нефтяных цен. Если в 1979–1981 годах уровень добычи нефти в Саудовской Аравии был снижен в пять раз до 100 млн. тонн нефти в год, то в начале 1986 года было принято решение восстановить «справедливую» долю стран ОПЕК на мировом нефтяном рынке, что спровоцировало «войну цен» и их последующий обвал.

В этот период основным «драйвером» процессов на мировом нефтяном и валютном рынках стали действия Соединенных Штатов Америки. Еще в конце 1980 года распоряжением Президента США Рональда Рейгана (Reagan, Ronald Wilson) была создана специальная Рабочая группа по делам национальной безопасности во главе с директором Центрального разведывательного управления США Уильямом Кейси (Casey, William Joseph), которая в начале 1981 года разработала и начала реализовывать стратегию «экономической войны» против СССР. В марте 1983 года Президент США Р. Рейган объявил о начале работ по Стратегической оборонной инициативе – программе «звездных войн» с бюджетом, превышающим 25 млрд долларов США. Ситуацией, усугубившей снижение доходов СССР от экспорта нефти, стала девальвация доллара США на 25%, проведенная американским правительством в течение 1985–1986 годов.

Как следствие, в первые три года XII пятилетки (1986-1990) из-за падения мировых цен на энергоносители доходы СССР от экспорта нефти упали в 2,5 раза, а потери государственного бюджета превысили 40 млрд. рублей. В результате «нефтяных шоков» экономика Советского Союза столкнулась с ситуацией исчерпания, оставшегося единственным финансового источника своего развития. Поддержание установившейся к этому времени в СССР системы экономических и политических отношений стало попросту невозможным, а системный кризис страны неизбежным.

Изменение мировых цен на нефть оказало значительное влияние и на процессы становления молодой российской экономики. С одной стороны, «нефтяной шок» в результате «Азиатского кризиса», поразившего финансовую систему Российской Федерации, стал одним из ключевых факторов дефолта, которое объявило «Правительство Кириенко» в августе 1998 года. С другой стороны, растущие цены на нефть в период 1999 – 2007 годов стали фактором быстрого экстенсивного роста российской экономики, когда средний годовой темп роста экономики превышал 7%, особенно в два последних года перед кризисом 2008 года. Однако сегодня старый механизм роста нефтяных цен уже не действует, что будет дальше никто не знает, а между тем зависимость российской экономики от сохранения неизменных нефтяных цен опять опасно возросла. Например, нефтегазовые доходы составляют примерно половину всех доходов федерального бюджета, а доля этих доходов в ВВП с 2000 года увеличилась более чем в три раза и достигла примерно 10%. С учетом этапов эволюции ценообразования на нефть ее цена опять начинает сильно зависеть от конъюнктурных факторов, которые непосредственно не связаны ни с процессами добычи, ни с изменениями спроса, а скорее, определяются состоянием мировых финансов, в частности, динамикой курса доллара США. 

 

А. Яник

 

Талеб Н.Н. Черный Лебедь. Под знаком непредсказуемости. М.: КоЛибри, 2010. С 9-10; Бушуев В.В., Конопляник А.А., Миркин Я.Б. Цены на нефть: анализ, тенденции, прогноз. М.: Издательский дом «Энергия», 2013; Миркин Я.М. Анатомия цены на нефть: она только на треть зависит от спроса и предложения. URL: http://www.forbes.ru/ekonomika-column/rynki/74807-tsena-nefti-tolko-na-tret-zavisit-ot-sprosa-i-predlozheniya-chto-eshche; Historical Crude Oil prices, 1861 to Present. URL: http://chartsbin.com/view/oau; BP Statistical Review of World Energy 2014. URL: http://www.bp.com/en/global/corporate/about-bp/energy-economics/statistical-review-of-world-energy.html; Ергин Д. Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть. М.: Альпина Паблишер, 2014.