Inside_content_bg_top
Inside_content_bg_bottom

Документы XVIII – начала XX вв. Вернуться в раздел

«Кондиции» Верховного Тайного совета (1730)

14?locale=ru

Одним из первых примеров русской конституционной мысли считаются знаменитые «Кондиции» Верховного Тайного совета, подписанные племянницей Петра I Анной Иоанновной (1693 – 1740) накануне её вступления на престол в январе 1730 г.

Предъявляя «Кондиции» в качестве главного условия приглашения герцогини Курляндской на российский престол, члены Верховного Тайного совета были уверены, что она не только их подпишет, но и будет неукоснительно им следовать. Ведь Анна Иоанновна не была упомянута в завещании императрицы Екатерины I (1684-1727) в качестве наследницы и поэтому, формально, не могла стать императрицей.

Согласно данному «соглашению», государыня не могла без согласия «верховников» объявлять войну или заключать мир, вводить новые подати и налоги, расходовать казну по своему усмотрению, жаловать вотчины, без суда лишать дворянина жизни и имущества, производить в чины выше полковника, вступать в брак, назначать наследника престола. Важно отметить, что в документе не упоминался самодержавный характер власти монарха, хотя напрямую он и не отрицался.

По сути, «Кондиции» отдалённо напоминают английскую Великую хартию вольностей 1215 г., провозгласившую ограничение единовластия монарха и усиление роли высших слоёв дворянства в управлении государством. Но они так и не стали полноценной конституцией, ограничивающей единовластие монарха в управлении государством

В ходе начавшегося после публичного оглашения «Кондиций» обсуждения дворянством новой «формы правления» был сформулирован т.н. «проект 364-х», основными авторами которого были представители командования Российской армии. Во многих отношениях данный проект был даже радикальнее «Кондиций». План предусматривал создание «Вышнего правительства» из двадцати одной «персоны», ликвидацию Тайного совета и создание прототипа парламента, который должен был контролировать деятельность правительства. Но данное предложение было отклонено «верховниками», потерявшими, в результате, поддержку собравшихся в Москве представителей средне- и мелкопоместного «шляхетства».

25 февраля 1730 г. делегация дворян-оппонентов «верховников» пришла к императрице с просьбой о созыве совещания для обсуждения «формы правления». Анна Иоанновна сначала согласилась с их требованиями. Однако под давлением гвардейцев, недвусмысленно выступивших за сохранение самодержавия, теми же делегатами была составлена новая челобитная, в которой государыню просили «всемилостивейше принять самодержавство таково, каково ваши славные и достохвальные предки имели». В итоге императрица, получившая поддержку гвардии и большинства дворянства, прилюдно разорвала лист с текстом «Кондиций» пополам. Так было покончено с первой российской «конституцией», не просуществовавшей и месяца.

Спустя неделю, 4 марта 1730 г. Верховный Тайный совет был упразднён. В дальнейшем почти все его члены подверглись репрессиям, в том числе и главный автор «Кондиций» - князь Дмитрий Михайлович Голицын (1721-1793). Но «русский конституционализм», как проправительственный, так и оппозиционный, не только не исчез, но, напротив, стал одной из важнейших тенденций в общественно-политическом развитии России.

А.В.Абрамов


КОНДИЦИИ (1730)

Понеже по воле всемогущего Бога и по общему желанию российского народа мы по преставлении всепресветлейшего державнейшего Великого государя Петра Второго, императора и самодержца Всероссийского, нашего любезнейшего Государя племянника, императорский всероссийский престол восприяли и, следуя Божественному закону, правительство свое таким образом вести намерена и желаю, дабы оное в начале к прославлению божеского имени и к благополучию всего нашего государства и всех верных наших подданных служить могло. — Того ради, чрез сие наикрепчайше обещаемся, что и наиглавнейшее мое попечение и старание будет не только о содержании, но и крайнем и всевозможном распространении православные нашея веры греческого исповедания, такожде, по приятии короны российской, в супружество во всю мою жизнь не вступать и наследника, ни при себе, ни по себе никого не определять. Еще обещаемся, что понеже целость и благополучие всякого государства от благих советов состоит; того ради мы ныне уже учрежденный Верховный тайный совет в восьми персонах всегда содержать и без оного Верховного тайного совета согласия:

  1. Ни с кем войны не всчинять.

  2. Миру не заключать.

  3. Верных наших подданных никакими новыми податми не отягощать.

  4. В знатные чины, как в статцкие, так и в военные, сухопутные и морские, выше полковничья ранга не жаловать, ниже к знатным делам никого не определять, и гвардии и прочим полкам быть под ведением Верховного тайного совета

  5. У шляхетства живота и имения и чести без суда не отымать.

  6. Вотчины и деревни не жаловать.

  7. В придворные чины, как русских, так и иноземцев, без совету Верховного Тайного совета не производить.

  8. Государственные доходы в расход не употреблять — и всех верных своих поданных в неотменной своей милости содержать. А. буде чего по сему обещанию не исполню и не додержу, то лишена буду короны российской.

Источник: «Кондиции», подписанные Анной Иоанновной в 1730 г. // Государство российское: власть и общество. С древнейших времен до наших дней: Сборник документов / Под ред. Ю.С.Кукушкина. - М.: Изд-во Моск. университета, 1996. С. 70-71.

 

«Конституция» Н.И. Панина – Д.И. Фонвизина (XVIII в.)

171?locale=ru

Важной вехой в развитии русской конституционной мысли в годы правления императрицы Екатерины II (1729-1796) стала т.н. «конституция», авторами которой были видный российский дипломат, граф Никита Иванович Панин (1718-1783) и известный русский литератор Денис Иванович Фонвизин (1745-1792). Точная дата создания документа неизвестна, но, если верить сведениям, приведённым в воспоминаниях декабриста Михаила Александровича Фонвизина (1787-1854), составление проекта Н.И. Панина – Д.И. Фонвизина может быть отнесено к 1773-1774 гг.

Следует отметить, что Н.И. Паниным ещё на заре екатерининского правления, в 1762 г., был подготовлен текст манифеста об учреждении Императорского совета. Однако в действие данный манифест введён так и не был, а рукопись была найдена спустя 64 года императором Николаем I (1796-1855).

По плану Н.И. Панина, для участия в законотворческой деятельности учреждался Императорский совет из 6-8 персон. В их число входили 4 статс-секретаря (аналог министров), которые получали право контрассигновать (заверять) указы монарха, затрагивающие подведомственные им сферы. Формально это положение вводило власть императрицы в некоторые рамки. Однако данный проект так и не был воплощён в жизнь.

По сведениям М.А. Фонвизина, достижение наследником престола Павлом Петровичем (1754-1801) совершеннолетия и его первая женитьба (1773) способствовали образованию при дворе группы заговорщиков, в состав которой входил и Н.И. Панин. Своей целью они поставили смещение с трона Екатерины II. Именно для участников заговора и была составлена Н.И. Паниным и его секретарём Д.И. Фонвизиным т.н. «конституция». До наших дней дошёл текст лишь вводной части, озаглавленный как «Рассуждение о непременных государственных законах». Текст же основной части известен лишь в пересказе М.А. Фонвизина (Изображение).

В преамбуле к «конституции» авторы резко критиковали процветавший в то время при дворе фаворитизм, указывали на отрицательные последствия единовластного, самодержавного правления. По мнению составителей документа, «сияние престола есть пустой блеск, когда добродетель не сидит на нем вместе с государем». А для того, чтобы правление было добродетельным, необходимо создание системы законов, ограничивающих власть монарха. Особое значение придавали Н.И. Панин и Д.И. Фонвизин частной собственности как залогу политической свободы.

В основной части «конституции» провозглашалось создание Верховного сената, меньшую часть членов которого назначала императрица, а большую – избирало дворянство. Сенат получал всю полноту законодательной власти, государыня же сохраняла за собой лишь исполнительную власть и право подписания утвержденных сенатом законов. В уездах создавались дворянские собрания, которые получали право избрания сенаторов и формирования местных администраций. Отдельно говорилось и о необходимости постепенного освобождения крепостных крестьян.

Однако и второму панинскому проекту не суждено было воплотиться в жизнь. Заговор был раскрыт, его участники были сосланы или оказались под тайным полицейским надзором. Однако «конституция» Н.И. Панина и Д.И. Фонвизина, в основу которой были положены многие достижения либеральной мысли того времени, оказала влияние на авторов последующих конституционных проектов, в том числе и на декабриста Никиту Михайловича Муравьёва (1795-1843).

А.В. Абрамов

Государственная Уставная грамота Российской империи (первая четверть XIX в.)

16?locale=ru

Эпоху правления императора Александра I (1777-1825) можно, без преувеличения, назвать «золотым веком» русского конституционализма. Ярким примером успешной деятельности отечественных реформаторов стала разработка положений министерской и сенатской реформ членами «Негласного комитета» и создание Государственного совета империи (1810 г.) по инициативе Михаила Михайловича Сперанского (1772-1839), автора «Введения к уложению государственных законов» (1809 г.). Вершиной же александровского реформизма в частности и русского конституционализма в целом можно назвать разработку Государственной Уставной грамоты Российской империи, которая длилась более пяти лет (1819-1824 гг.).

Основные положения Государственной Уставной грамоты сформулировал Николай Николаевич Новосильцев (1761-1838), представитель российского императора при Правительственном совете Польши и один из авторов польской Конституционной хартии 1815 г. Переводчиком французского оригинала Грамоты на русский язык был служивший в конце 1810-х гг. в имперской администрации в Польше поэт Пётр Андреевич Вяземский (1792-1878).

Непосредственным толчком к началу работы над документом послужило выступление Александра I в польском сейме в октябре 1818 г., в котором император пообещал распространить «законно-свободные учреждения» на всю Россию. После заявления монарха были составлены три редакции Грамоты, из которых наиболее разработанной и чётко структурированной является вторая редакция (1819-1820 гг.). Она состоит из шести глав, включающих в себя 191 статью.

В соответствии с положениями Уставной грамоты в империи предполагалось создание всероссийского представительного органа, – Общего Государственного сейма (думы), - состоявшего из двух палат – Сената и Палаты земских послов. Во вновь создаваемых наместничествах также создавались сеймы, состоящие из двух палат: сенатского департамента, находящегося в столице региона, и земской посольской палаты. В их функции входило обсуждение региональной бюджетной и налоговой политики. Членами наместнических и всероссийского сеймов могли стать лишь платящие налоги владельцы недвижимой собственности, а в Сенат, кроме того, должны были войти и члены правящего императорского дома Романовых. Особо стоит отметить предоставление депутатам, де-факто, иммунитета от произвольного уголовного преследования (ст. 128), а также открытое декларирование свободы выражения членами сеймов мнения по тому или иному законопроекту.

Исполнительные структуры, по Уставной Грамоте, представляют собой вертикаль. На вершине её находится подчиняющийся императору Государственный совет, который состоит из Правительного совета (Комитета министров) и Общего собрания. В функции последнего входит контроль над соблюдением законодательства и подготовка законопроектов. Важно отметить, что министры получили право контрассигновать указы императора. Советы наместничеств тоже состояли из двух «частей»: Правительного совета и Общего собрания, при этом членов первого назначал непосредственно монарх. Свои исполнительные органы имелись, конечно же, и в губерниях и уездах.

Судебную систему, в соответствии с положениями Грамоты, составляют Верховный государственный суд, рассматривающий дела об «оскорблении Величества», верховные суды наместничеств, апелляционные суды и суды первой инстанции, в ведение которых входило рассмотрение уголовных и гражданских дел. Отдельно в Уставной Грамоте прописаны нормы, защищающие подданных от внеправового судебного преследования, аналогичные, во многом, положениям английского Habeas Corpus Act 1679 г.

Смерть Александра I в 1825 г. прервала разработку Уставной грамоты. В 1830 г., во время польского восстания, проект Н.Н. Новосильцева был опубликован в Варшаве, но затем он был практически забыт до конца XIX в. Однако дальнейшая история нашей страны показала, что Государственная Уставная грамота была высшим достижением русского проправительственного конституционализма.

А.В. Абрамов

 


Скачать в PDF

Конституция Н.М.Муравьева (1821-1826 гг.)

17?locale=ru

События Отечественной войны 1812 г. и последовавшего за ней Заграничного похода русской армии 1813-1814 гг. являются одной из ярчайших страниц истории нашей страны. Однако победа России над Наполеоном привела не только к увеличению территории и международного авторитета империи.

Победа дала новый импульс общественной жизни страны, пробудила дотоле «спавшее» русское общество и заставила его задуматься над вопросом: в верном ли направлении развивается Российское государство? И если одни не желали перемен, то другие утверждались в мысли, что для Отечества мог бы стать благом иной, не самодержавный путь развития. Одним из таких людей был будущий декабрист Никита Михайлович Муравьёв (1795-1843).

Н.М. Муравьёв, как и многие другие его сверстники, принимал участие в Отечественной войне. По возвращении в Россию из западноевропейского похода бывший офицер Генерального штаба принимал активное участие в организации Союза спасения (1816-1818) и Союза благоденствия (1818-1821) – двух тайных политических обществ, в которых сформировалось движение декабристов. Но особенно важным представляется участие Н.М. Муравьёва в организации Северного общества декабристов (1822-1825), для членов которого им был подготовлен проект Конституции России.

До наших дней дошли три редакции муравьёвского проекта: 1822 г., 1824 г., 1826 г. Первая включает в себя 93 статьи и введение, в котором критикуется самодержавный «образ правления». Последняя редакция представляет собой написанное Н.М. Муравьёвым в Петропавловской крепости по требованию следствия изложение Конституции. Наиболее полной является вторая редакция, состоящая из 134 статей, разбитых на 13 глав.

Уже в самом начале Конституции автор утверждает, что «источник Верховной власти (т.е. суверенитета – А.А.) есть народ, которому принадлежит исключительное право делать основныя постановления для самого себя» (ст. 2). Кроме того, Н.М. Муравьёв излагает основные права жителей России, становящихся теперь гражданами: право избираться и быть избранным, право частной собственности, право на справедливое и законное судебное разбирательство, право на создание политических организаций и др. Муравьёвская Конституция отменяет сословное деление и, что особенно важно, крепостное право. В то же время, помещичьи земли остаются у своих владельцев. Важно отметить, что избирателями, т.е. активными участниками политической жизни, становятся лишь крупные собственники.

Законодательную власть, по замыслу автора Конституции, должно было осуществлять всероссийское Народное вече, состоявшее из двух палат: Верховной Думы и Палаты народных представителей. Палата народных представителей должна была состоять из членов, избранных на два года гражданами 13 держав, на которые предполагалось разделить Россию. Иными словами, империя становилась федерацией. В Верховную Думу избиралось по три депутата от каждой державы, а ещё три депутата представляли две области – Московскую и Донскую.

Исполнительную власть возглавлял император, превращавшийся теперь, по сути, в конституционного монарха, «верховного чиновника Российского правительства» (ст. 101). Он получал право назначать глав приказов (т.е. министров), судей, послов, руководил внешней политикой государства и являлся Верховным главнокомандующим. Однако основные назначения и решения монарх был обязан согласовывать с Верховной Думой, что серьёзно ограничивало его власть. В новой системе управления полномочия монарха напоминали полномочия президента в Соединённых Штатах Америки.

Структура власти в державах мало отличалась от имперской. Парламент региона – Правительствующее собрание, тоже состоял из двух палат – Палаты выборных и Державной Думы. Во главе исполнительной власти находился державный правитель, избираемый Народным вечем и утверждаемый императором. Он формировал свою администрацию (Совет) и имел заместителя – наместника. В уездах и волостях имелись свои органы самоуправления.

«Конституция» Н.М.Муравьева пользовалась большой популярностью среди декабристов. Тем не менее, она не была принята в качестве общего программного документа всего декабристского движения, поскольку считалась менее радикальной, чем «Русская правда» П.И.Пестеля.

Восстание декабристов 14 декабря 1825 г. в Петербурге потерпело поражение. Многие лидеры Северного общества были сосланы на каторгу (в т.ч. и Н.М. Муравьёв), а некоторые – были казнены. Однако Конституция Н.М. Муравьёва осталась в отечественной истории одним из самых известных примеров достижений русского оппозиционного конституционализма, своеобразным памятником участникам движения декабристов.

А.В.Абрамов


Скачать в PDF

«Русская Правда» П.И. Пестеля (1816-1824 гг.)

18?locale=ru

Движение декабристов оставило глубокий след не только в политической истории России, но и в истории русской общественной мысли. Среди участников тайных обществ были как сторонники сохранения монархии, так и убеждённые республиканцы. К последним принадлежал и Павел Иванович Пестель (1793-1826), описавший общественный и государственный строй будущей Российской республики в своём знаменитом конституционном проекте – Русской Правде.

П.И. Пестель был участником Отечественной войны 1812 г., в том числе и Бородинского сражения (26 августа 1812 г.), а также Заграничного похода русской армии 1813-1814 гг. С 1816 г. он становится членом масонских лож и одним из главных организаторов тайных обществ будущих декабристов: Союза спасения (1816-1818), Союза благоденствия (1818-1821) и, наконец, Южного общества (1821-1825). Именно на Киевском съезде Южного общества в 1823 г. конституционный проект П.И. Пестеля был признан в качестве программы этой тайной политической организации.

Само название документа – «Русская Правда» - должно было символизировать его связь с историческими традициями русского народа. По словам автора Правды, он начал работать над конституционным проектом ещё в 1816 г. Изначально П.И. Пестель планировал разделить свой проект на 10 глав, но к моменту восстания подробно разработаны были лишь пять из них: «О земельном пространстве», «О племенах, Россию населяющих», «О сословиях, в России обитающих», «О народе в политическом отношении» и «О народе в гражданском отношении».

Дошедшая до нашего времени пестелевская конституция состоит из двух фрагментов разных редакций. Границей между ними служит 4 пункт 12 параграфа 3 главы. Представление об общем содержании последних пяти глав Правды даёт т.н. «Государственный завет», записанный Михаилом Павловичем Бестужевым-Рюминым (1801-1826) со слов лидера Южного общества.

В качестве одной из первоочередных мер после прихода участников тайных обществ к власти П.И. Пестель предложил создание т.н. Временного верховного правления, план деятельности которого будет основан на положениях «Русской Правды». В дальнейшем предполагалось создание органов исполнительной (Державная дума, состоящая из 5 членов) и законодательной (Народное вече, переизбираемое каждые 5 лет) власти. Кроме того, отдельно выделялась т.н. блюстительная власть, представленная Верховным собором, состоящим из 120 бояр. В его обязанности входил контроль за соблюдением законов и борьба с коррупцией.

Российское государство, по мнению автора «Русской Правды», должно быть «единым и неделимым», т.е. унитарным. Федеративное же устройство лидер Южного общества категорически не приемлет, опасаясь, что оно приведёт, в конечном итоге, к распаду страны. Он предлагает разделить Россию на 10 областей, каждая из которых должна состоять из 5 округов. Округа же, в свою очередь, делятся на уезды, а те – на волости. Кроме того, предлагалось создать три отдельных удела: Столичный, Донской и Аральский. Столицей государства должен был стать Нижний Новгород.

Логичным следствием провозглашаемой автором ликвидации сословного деления была и отмена крепостного права. Но освобождение крестьян отнюдь не сопровождалось отменой помещичьего землевладения. Де-факто половина земельного фонда страны должна была оставаться в частных руках. Вторая же половина передавалась волостям и разделялась на участки, передаваемые отдельным земледельцам.

Отличительной чертой проекта П.И. Пестеля можно назвать чётко сформулированные принципы национальной политики. Население России делилось на три категории: «коренной народ русской», присоединённые к России племена, живущие в России иностранцы. По плану лидера Южного общества, все народы России должны слиться в один, русский народ. Ряд народностей, к примеру, среднеазиатские и кавказские, должны быть выведены из «буйного» состояния и поставлены под контроль центральной власти. Одновременно перед цыганами и евреями ставилась дилемма: или ассимилироваться, или быть изгнанными из России. В то же время, права колонистов были подтверждены.

Наконец, стоит обратить внимание на ещё одну особенность «Русской Правды»: в самом её начале автор формулирует своеобразный общественный договор между народом и правительством. Последнее обязано «распоряжать общим действием и избирать лутчия средства для доставления в Государстве Благоденствия всем и каждому». В то же время, народ «имеет обязанность» повиноваться своему правительству. Таким образом, «Русская Правда» П.И. Пестеля представляет собой наглядный пример влияния идей Просвещения (прежде всего, идей Джона Локка (1632-1704)) на русский конституционализм.

Проект П.И. Пестеля, как и проект Никиты Михайловича Муравьёва (1795-1743), так и не был реализован. Лидер Южного общества был казнён по приговору Верховного уголовного суда 13 июля 1826 г. вместе с четырьмя своими соратниками. Однако написанная им «Русская Правда» осталась в истории России одним из самых ярких примеров русского оппозиционного конституционализма.


 

Подлинный автограф П.И. Пестеля (Конституционный проект «Русская Правда» П.И.Пестеля, 1822-1824; Источник: ГА РФ. Ф. 48. Оп. 1. Д. 10. Л. 61-139) – на сайте Федерального архивного агентства «Виртуальная выставка к 1150-летию зарождения российской государственности» - http://rusarchives.ru/statehood/06-64-proekt-konstiticii-pestel.shtml

 


Скачать в PDF
Лорис-Меликов Михаил Тариэлович

«Конституция» М.Т. Лорис-Меликова (1881 г.)

357?locale=ru

Процесс модернизации России, начавшийся ещё с преобразований Петра I (1672-1825) в первой четверти XVIII в., получил новый импульс, благодаря Великим реформам императора Александра II (1818-1881) в 1860-1870-х гг.

Отмена крепостного права (1861), создание земств и введение суда присяжных (1864), расширение прав городского самоуправления (1870), образовательная (1863) и военная (1874) реформы – все эти преобразования открыли перспективы строительства в России современного развитого государства. Однако к концу 70-х годов XIX в. перед властью встал вопрос о необходимости придания реформам нового качества за счёт совершенствования самой системы управления государством.

Конкретные пути проведения подобной реформы были предложены в 1880-1881 гг. генерал-адъютантом Михаилом Тариэловичем Лорис-Меликовым (1825-1888).

М.Т. Лорис-Меликов был участником Крымской (1853-1856), русско-турецкой (1877-1878) войн. В 1879 г. он был назначен временным астраханским, саратовским, самарским и харьковским генерал-губернатором. На этих постах генерал-адъютант проявил себя бескомпромиссным борцом с революционным движением и, одновременно, стремился привлечь общественность к обсуждению насущных проблем регионов. 14 февраля 1880 г. М.Т. Лорис-Меликов был назначен главным начальником Верховной распорядительной комиссии, в задачи которой входили координация деятельности жандармских и судебных органов для борьбы с «анархией» и ускорение производства дел по политическим преступлениям.

7 апреля 1880 г. главный начальник получил аналитические записки генерала Ростислава Андреевича Фадеева (1824-1883), в которых автор предложил произвести согласование деятельности правительственных и земских учреждений, пересмотреть Земское и Городовое положения, усовершенствовать судебную и образовательную системы и др. Ряд положений записок Р.А. Фадеева был использован М.Т. Лорис-Меликовым при подготовке собственных докладов императору.

В докладе от 11 апреля 1880 г. руководитель Верховной распорядительной комиссии сетовал на плохое состояние государственного управления, неудачную реализацию крестьянской реформы, недостаточность денежной поддержки земств и потребовал предоставить комиссии полномочия для разработки реформ. По его мнению, среди прочего, России были необходимы проведение податной реформы, пересмотр паспортной системы, преобразование губернских административных органов.

6 августа 1880 г., после роспуска Верховной распорядительной комиссии, М.Т. Лорис-Меликов был назначен министром внутренних дел империи. На новом посту он продолжил деятельность по подготовке плана преобразований, завершившуюся, в итоге, составлением доклада Александру II от 28 января 1881 г., в котором была детально описана, по сути, программа реформы государственного управления.

В докладе министр резко выступил против введения системы представительства по западному образцу, но не возражал против созыва подготовительных комиссий, в которые должны были войти представители земств, дворянства, городов и правительства. Всего должно быть создано две комиссии: административно-хозяйственная и финансовая. В задачи первой входила разработка законопроектов по реформе местного губернского управления, пересмотру Земского и Городового положения, ликвидации временно обязанного состояния крестьян. Вторая комиссия должна рассматривать вопросы реформ податной и паспортной систем. Законопроекты предполагалось затем рассматривать на общей комиссии, возглавляемой назначенным императором чиновником, в состав которой должны были входить по два представителя от каждой губернии или города.

Окончательное утверждение инициатив комиссий должно происходить в Государственном совете, в который войдут полтора десятка представителей общественности.

5 февраля 1881 г. проект М.Т. Лорис-Меликова был в целом одобрен императором. Но цареубийство, совершенное террористами 1 марта 1881 г., помешало его воплощению в жизнь.

Новый император, Александр III (1845-1894), в отличие от своего отца, был противником любого, даже ограниченного допуска представителей общественности к управлению страной.

Подписание новым монархом Манифеста о незыблемости самодержавия 29 апреля 1881 г. окончательно поставило крест на инициативах министра внутренних дел.

30 апреля 1881 г. М.Т. Лорис-Меликов вынужден был уйти в отставку.

 

Источник: Всеподданейший доклад министра внутренних дел генерала-адъютанта графа М.Т.Лорис-Меликова // ГА РФ. Ф. 543. Оп.1. Д. 196. Л. 2-20

А.В. Абрамов

Оригинальный текст «Конституции» М.Т. Лорис-Меликова – см. на сайте ГА РФ 

Манифест 17 октября 1905 года

20?locale=ru

Высочайший манифест об усовершенствовании государственного порядка (т.н. «Октябрьский манифест», или «Манифест 17 октября 1905 года») подписан 30 (17) октября 1905 года императором Николаем II.

Причиной появления этого документа, разработанного под руководством первого Председателя Совета Министров Российской империи графа Сергея Юльевича Витте (1849-1915), стали серьезные перемены в социально-экономической и общественно-политической жизни России.

Спад промышленного и сельскохозяйственного производства, вытеснение России с мировых рынков зерна на рубеже XIX и XX веков, неудачи в Русско-японской войне 1904-1905 годов способствовали ухудшению социально-экономической ситуации в стране. В январе 1905 года в Санкт-Петербурге была расстреляна мирная демонстрация трудящихся, что привело к резкому усилению стачечного движения, восстаниям на флоте и в армии, массовым выступлениям против монархии. К октябрю 1905 года волнения охватили всю страну и переросли во Всероссийскую октябрьскую политическую стачку. Возникла прямая угроза вооруженного восстания и свержения монархии. В политической повестке дня стала главной тема совершенствования «государственного благоустройства».

После январских событий 1905 года император Николай II искал возможности направить социальную энергию подданных в законное, и не столь разрушительное русло. В конце лета 1905 года был принят Высочайший манифест от 19 (6) августа 1905 года, который учреждал Государственную Думу как высший «законосовещательный орган» Российской империи. Созыв этой Государственной думы планировался на январь 1906 года. Разработка проекта вместе с «Положением о выборах в Государственную Думу» проводилась по поручению императора Николая II министром внутренних дел Российской империи А.Г. Булыгиным, что привело к появлению названия Булыгинская дума. В основе избирательной системы, разработанной в Министерстве внутренних дел, лежал принцип представительства по имущественному и прожиточному цензу. От участия в выборах были отлучены целые социальные группы, например, представители люмпен-пролетариата.

Однако Всероссийская октябрьская политическая стачка сорвала планы по созданию Булыгинской думы. Нужны были срочные действия антикризисного характера, что и привело к появлению «Октябрьского манифеста». В конечном итоге, император Николай II поделился законодательными полномочиями самодержца, но оставил за собой всю полноту исполнительной власти в России. Таким образом, только в начале XX века российский император под давлением обстоятельств согласился на формальное установление конституционной монархии, к которой еще в XVIII веке граф Н.И. Панин призывал императрицу Екатерину II.

Буквально, в «Октябрьском манифесте» было записано:

«На обязанность правительства возлагаем мы выполнение непреклонной нашей воли:

1. Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов.

2. Не останавливая предназначенных выборов в Государственную думу, привлечь теперь же к участию в Думе, в мере возможности, соответствующей кратности остающегося до созыва Думы срока, те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательных прав, предоставив за сим дальнейшее развитие начала общего избирательною права вновь установленному законодательному порядку, и

3. Установить как незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог восприять силу без одобрения Государственной думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от нас властей».

Таким образом, «Октябрьский манифест» учреждал в царской России Государственную думу как представительный орган с законодательными полномочиями. Кроме того, «Октябрьский манифест» привел к появлению легальных политических партий, профессиональных союзов и других общественных организаций. Оформилась политическая система последнего периода существования Российской империи. Правую часть условного политического спектра образовали представители либеральной буржуазии из Конституционно-демократической партии («кадеты»), монархически настроенные крупные помещики и чиновники из «Союза 17 октября» («октябристы»). На левом фланге сконцентрировались представители Российской социал-демократической рабочей партии (впоследствии разделились на «большевиков» и «меньшевиков») и Партии социалистов-революционеров («эсеров»), которые выступали за свержение существующего государственного строя.

Формирование основ конституционной монархии было завершено в начале 1906 года, когда был принят Высочайший манифест о преобразовании Государственного Совета от 5 марта (20 февраля) 1906 года. В соответствии с манифестом, Государственный Совет Российской империи, созданный по инициативе М.М. Сперанского, императором Александром I в 1810 году, был преобразован в верхнюю палату российского парламента. Основное изменение было связано с тем, что отныне половина членов Государственного Совета не назначалась императором, а избиралась. Этим документом также был установлен порядок взаимодействия Государственного Совета и Государственной Думы.

Указанный корпус документов создал новую редакцию Основных государственных законов Российской империи, которая до 1918 года фактически стала первой конституцией Российской империи.

Основные государственные законы Российской империи (1906 г.)

19?locale=ru

К началу XX в. Российское государство оказалось на историческом перепутье. Последствия отмены крепостного права в 1861 г. и других реформ Александра II (1818-1881), становление рыночной экономики, изменившийся общественный климат ставили перед правительством новые вызовы. Теперь Россия вступила на путь модернизации, которая должна была затронуть не только экономику, но и политические институты. Однако реальные политические реформы начались лишь во время революции 1905 г., и их началу, во многом, способствовал первый председатель Совета Министров империи Сергей Юльевич Витте (1849-1915).

Одним из важнейших элементов реформ стало изменение Основных государственных законов Российской империи. Впервые они были кодифицированы и включены в первый том «Свода законов Российской империи» в 1832 г. Михаилом Михайловичем Сперанским (1772-1839). В начале 1906 г. в государственной канцелярии под руководством товарища государственного секретаря Петра Алексеевича Харитонова (1852-1916) был разработан вариант новой редакции Основных государственных законов. Затем этот проект был одобрен совещанием статс-секретарей Государственного Совета под руководством государственного секретаря Юлия Александровича Искуля фон Гильденбандта (1853-1918) и передан на рассмотрение Совета министров. Члены кабинета внесли в текст документа ряд поправок, направленных на укрепление власти императора. В начале апреля 1906 г. проект был в целом одобрен Николаем II (1868-1918) и утверждён указом Правительствующему Сенату 23 апреля 1906 г. Текст Основных государственных законов включает 82 статьи, разбитые на вводную часть и 5 глав. Кроме того, Основные законы 1906 г. были включены как составная часть в единый Свод Основных законов.

Принятие новых Основных государственных законов представляется подписавшим их монархом как логичное следствие предыдущих мероприятий власти: издания Высочайшего манифеста от 19 (6) августа 1905 г., учредившего Государственную Думу, Высочайшего манифеста об усовершенствовании государственного порядка 30 (17) октября 1905 г, и Высочайшего манифеста о преобразовании Государственного Совета от 5 марта (20 февраля) 1906 г.

В самом начале Основных законов провозглашались принцип единства и нераздельности империи, автономия Великого княжества Финляндского и государственный статус русского языка. Важно отметить, что власть императора объявлялась самодержавной, но отнюдь не неограниченной. Монарх получал в свои руки полноту «власти управления», являлся Верховным главнокомандующим, назначал высших чиновников, имел право издания указов и законодательной инициативы и др. Однако «законодательную власть» он осуществлял «в единении с Государственным Советом и Государственной Думой».

Подданные империи получали права свободы слова, собраний, вероисповедания, выбора места жительства и др. Отдельно указывалось на неприкосновенность частной собственности. В круг же обязанностей входила защита Отечества и уплата налогов.

Прописаны были и законотворческие процедуры, порядок обнародования законодательных актов. Все законы должны были проходить утверждение Думы и Государственного Совета, а их обнародование возлагалось на Сенат. Однако император получал право издания постановлений по военным вопросам, в Совет министров – право издания указов при «чрезвычайных обстоятельствах» без одобрения Думы.

В Основных законах определяются также полномочия и состав Государственной думы и Государственного Совета. Одна часть членов Совета назначалась императором, другая же – избиралась. Депутаты Думы избирались сроком на 5 лет. Обе палаты единого по сути парламента получали права запросов министрам, законодательной инициативы, принятия бюджета страны. Но, в то же время, монарх получал право распустить Государственную думу до окончания срока её полномочий. Кроме того, закреплялся подзаконный характер постановлений Совета министров и министерств, а также ответственность министров перед императором.